Информационно-аналитический иллюстрированный журнал Министерства обороны России
ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ
* * * * *
Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
1970 [0]
1971 [0]
1972 [5]
1973 [3]
1974 [1]
1975 [12]
1976 [1]
1977 [1]
1978 [1]
1979 [0]
1980 [1]
1981 [2]
1982 [1]
1983 [43]
1984 [29]
1985 [4]
1986 [25]
1987 [86]
1988 [0]
1989 [12]
1990 [246]
1991 [4]
1992 [0]
1993 [0]
1994 [0]
1995 [0]
1996 [0]
1997 [0]
1998 [0]
1999 [0]
2000 [0]
2001 [0]
2002 [0]
2003 [0]
2004 [0]
2005 [0]
2006 [0]
2007 [0]
2008 [0]
Общий каталог [12]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


Приветствую Вас, Гость · RSS 20.09.2017, 17:32

Главная » Статьи » Архив по годам » 1989

Пентагон: ставка на победу в ядерной войне ч1

Пентагон: ставка на победу в ядерной войне
(История и современность)

Генерал-лейтенант Я. Перов

За последние годы в зарубежных изданиях появился ряд публикаций об американских планах ведения ядерной войны против СССР и других социалистических государств. Они основаны на рассекреченных документах совета национальной безопасности и министерства обороны США, а также на сведениях, полученных авторами от американских политических и военных деятелей, занимавших высокие посты в Белом доме в послевоенный период и причастных к разработке указанных планов. К таким публикациям, в частности, относятся «Дропшот» — план ведения войны против СССР в 1957 году», «СИОП — секретный план США ведения ядерной войны», «США: ставка на победу в ядерной войне. Секретные военные планы Пентагона». В них достаточно подробно и с учетом широкого диапазона военно-политических и военно-стратегических ситуаций в мире и регионах раскрываются ядерные амбиции Пентагона с момента создания в США атомной бомбы и до наших дней.

В общем плане эту деятельность американского военного ведомства за последние более чем 40 лет следующим образом оценил бывший министр юстиции Соединенных Штатов Рамсей Еларк: «Чтобы понять, насколько действительно опасно ядерное оружие, необходимо только проследить, как сменяющие друг друга американские администрации и военные руководители обращались с этим оружием. Во всех ситуациях, будь они связаны с моментом опасности, славы или унижения, взоры, мысли в руки наших лидеров всегда тянулись к кнопке. Они сопротивляются проведению в жизнь идей разоружения, ограничения распространения ядерного оружия, прекращения ядерных испытаний и сворачивания гонки вооружений в целом... Политика и практика нажима со стороны руководства страны, которая нацелена на безусловное подчинение идее безраздельного господства, оказалась всеобъемлющей».

Редакция предлагает читателям нашего журнала ряд статей, в которых на основании указанных выше иностранных публикаций будет показана деятельность конкретных администраций и руководителей военного ведомства США, чьи мысли и руки постоянно тянулись к ядерной кнопке — к кнопке катастрофы земной цивилизации.

По мере наращивания в США ядерного оружия и средств его доставки, а также происходящих изменений в соотношении ядерных потенциалов в мире Пентагон непрерывно модернизировал свои планы ведения ядерной войны и собственную военную стратегию.
В период 1945—1960 годов в Соединенных Штатах официально действовала стратегия «массированного возмездия», или «массированного упреждающего ядерного удара».

В истории навсегда знаменательным останется июль 1945 года, когда в Потсдаме на заседании «большой тройки» (глав государств СССР, США и Великобритании) была закреплена победа над фашистской Германией и дано торжественное обещание создать прочный мир на нашей планете. Однако американский президент Трумэн в тот момент думал о другом — успешно ли в США пройдут испытания первой в мире атомной бомбы? И такое сообщение он получил, будучи в Потсдаме.

«Это величайшая штука в мире! — воскликнул он, прочтя полученное из США сообщение. — ...Наши капиталовложения в 2 млрд. долларов окупились! ...Баланс сил в мире кардинально изменился!»

Пентагон незамедлительно приступил к разработке плана ведения войны с использованием ядерного оружия. В сентябре 1945 года в секретной директиве комитета начальников штабов (КНШ) вооруженных сил США подчеркивалось, что в случае возникновения кризиса Соединенные Штаты должны стремиться к его разрешению дипломатическими средствами, «одновременно производя все необходимые мероприятия для нанесения первого удара в случае необходимости». При этом внезапность нападения рассматривалась в качестве единственной гарантии успеха.

Пентагон, анализируя последствия атомных ударов по японским городам Хиросима и Нагасаки, учитывал их при разработке плана, получившего название «Тоталити», в котором Советский Союз уже значился не как союзник, а как враг номер один. Оценивались также стратегическая уязвимость СССР и возможные последствия нанесения по советским городам первого ядерного удара с использованием 20—30 атомных бомб. В качестве объектов поражения были избраны Москва, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск и Ярославль.

При этом стратеги Пентагона исходили из того, что Советский Союз не сможет нанести по США ответный ядерный удар в силу отсутствия у него аналогичного оружия, то есть ставка делалась на достижение победы при полной безнаказанности для самих Соединенных Штатов.

В политическом плане монопольное обладание США атомным оружием использовалось администрацией Трумэна для оказания давления на СССР и получения от него определенных уступок. Именно такой нажим наиболее ярко проявился при решении иранского вопроса. По соглашению между СССР, США и Великобританией союзные войска, находившиеся в Иране, должны были быть выведены после окончания войны в течение шести месяцев. Однако Соединенные Штаты отказались от выполнения этих обязательств. Более того, в марте 1946 года они предъявили СССР ультиматум: или советские войска будут незамедлительно выведены из Ирака, или США нанесут атомный удар по Советскому Союзу. Таким образом, «ядерное устрашение» с 1946 года официально было взято в качестве основы американской военной политики и сохраняется до наших дней.

В соответствии с принятым в 1946 году в США законом об атомной энергии ядерное оружие стало самостоятельным и самым важным элементом в американском военном арсенале. Исходя из этого, а также с учетом замыслов его дальнейшего наращивания Пентагон приступил к планированию использования американских вооруженных сил против СССР, над разрушенными городами и селами когорого еще не успел рассеяться дым чудовищных преступлений фашизма.

В июне 1946 года разработка нового плана была завершена, и он получил условное наименование «Пинчер» («Клещи»). Согласно ему предусматривалось нанесение по СССР атомного удара с применением уже 50 атомных бомб. По оценке КНШ, в результате такого удара должно было быть уничтожено 20 крупнейших советских городов в семи обозначенных районах на советской территории, и прежде всего Москва, нефтеносный район Баку, Уральский промышленный центр. При этом в плане «Пинчер» подчеркивалось, что оккупация или нейтрализация семи жизненно важных районов Советского Союза создаст условия для его поражения. С целью окончательного разгрома остающихся после атомного удара группировок Советских Вооруженных Сил предусматривалось вторжение в СССР с суши и с моря — через Польшу, Балканы и Ближний Восток с последующей оккупацией страны и свержением Советского правительства.

Гипотетически такая агрессия США против СССР и ядерный удар по нему могли быть в период с лета 1946 года по лето 1947-го. По существу, в плане «Пинчер» была заложена идея «ядерного блицкрига».

Уместно заметить, что этот агрессивный план был подготовлен и принят американским руководством в период, когда между СССР и США еще поддерживались нормальные союзнические отношения, а все человечество нашей планеты, и прежде всего Европы, только начинало возрождаться после ужасов, причиненных фашистской Германией и ее сателлитами. В связи с этим фарисейски звучат утверждения некоторых западных историков, что причиной начала «холодной войны» между Западом и Востоком в конце 40-х годов явился «агрессивный» внешнеполитический курс Советского Союза.

С самого начала появления атомной бомбы в арсенале США президент Трумэн неустанно подчеркивал, что «американцы должны быть сильнее всех в области ядерного оружия». Такие заявления Белого дома однозначно были восприняты Пентагоном и военно-промышленным комплексом страны как сигнал к раскручиванию гонки ядерных вооружений, и она началась.

В июне 1948 года в Европе разразился так называемый «берлинский кризис». Администрация США незамедлительно прибегла к политике «эскалации превосходства» с опорой на ядерное оружие и с угрозой его применения против СССР. Трумэн официально заявил представителям прессы в конце июня 1948 года, что он направит в Великобританию 60 бомбардировщиков В-29 — носителей атомных бомб. Пентагон лихорадочно начал подготовку вооруженных сил к возможной агрессии против СССР. Уточнялся принятый в марте 1948 года план ядерного удара, получивший новое наименование — «Бройлер» («Жаркий день»). Однако с учетом развития событий он вскоре был уточнен и трансформирован в план под названием «Фролик» («Шалость»). Согласно ему намечалось проведение воздушного нападения на СССР американских бомбардировщиков с авиабаз Великобритании, Пакистана, Индии и о. Окинава.

К концу 1948 года атомный арсенал США разросся. В новом плане «Сиззл» («Испепеляющий жар») были, в частности, спланированы ядерные удары по Москве восемью бомбами и по Ленинграду семью. Всего же намечалось применение 133 атомных бомб по 70 советским городам. Однако и такой удар, по оценке КНШ, в тот период был недостаточным, чтобы «обеспечить капитуляцию и уничтожение корней коммунизма или резко ослабить власть советского руководства». В случае если война против СССР продлится около двух лет, считали пентагоновские стратеги, военно-промышленный комплекс США способен изготовить приблизительно 200 атомных бомб, применение которых по советским объектам позволит уничтожить не менее 40 проц. промышленности и приведет к гибели 7 млн. советских людей.

Особенно рьяно настаивали на применении атомного оружия по Советскому Союзу в период «берлинского кризиса» в 1948 году руководители Пентагона — министр обороны Форрестол, генерал ВВС Карл Спаатц и адмирал Джон Тауэр. Последние двое в своей памятной записке Форрестолу отмечали, что «военное ведомство должно быть готово применить атомное оружие эффективно и без задержки». Причем в Пентагоне настаивали, чтобы именно ему было предоставлено право принятия решения на использование ядерного оружия.

В сентябре 1948 года на специальном заседании совета национальной безопасности была принята директива СНБ-30, которая давала право начать атомное нападение только президенту. В директиве указывалось, что Советам «фактически никогда не следует давать ни малейшего повода думать, что США будут даже рассматривать возможность не применять атомное оружие против них, если в этом возникнет необходимость».

Такой подход Соединенных Штатов к использованию ядерного оружия остается в силе и в наши дни. «Крайне важно, — заявил американский министр обороны Ф. Карлуччи в своем докладе конгрессу по военному бюджету на 1988—1989 финансовый год, — чтобы эффективность наших стратегических сил и наша решимость их использовать, если потребуется, никогда не вызывали сомнений». Подчеркивая эту же мысль, верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе американский генерал Роджерс в октябре 1986 года указывал: «Мы должны сохранить за собой возможность применения первыми ядерного оружия». Такое положение было официально узаконено в американских военных уставах.
Во время «берлинского кризиса» Форрестола особенно навязчиво обуревала идея применения атомной бомбы по СССР. Осенью 1948 года он совершил специальную поездку в Европу и встретился с главнокомандующим вооруженными силами США в Европе генералом Клеем, который заявил ему, что в случае войны «он без колебаний применит атомную бомбу и в первую очередь нанесет удар по Москве и Ленинграду».

К середине 1949 года кризис начал терять остроту. США прекратили на время угрожать СССР атомной бомбой.

В Вашингтоне из этого кризиса сделали вывод о необходимости иметь на вооружении более современные самолеты-носители, которые были бы способны надежно доставлять ядерные бомбы до любых объектов в Советском Союзе. Бомбардировщики В-29 указанным требованиям в полной мере не отвечали. Поэтому была принята программа строительства нового бомбардировщика дальнего действия В-36. К началу 50-х годов их количество достигло 100 единиц, а к концу 1953-го в составе стратегического авиационного командования уже насчитывалось свыше 1000 бомбардировщиков В-36 и В-47.

Осенью 1949 года в Белом доме и на Капитолийском холме в Вашингтоне пришли в шоковое состояние. В замешательстве оказались КНШ и американское разведывательное сообщество. Советский Союз произвел испытание атомной бомбы — на целых пять — десять лет раньше американских прогнозов. Как впоследствии писал Форрестол, годы благоприятных для США возможностей уничтожения СССР теперь неожиданно закончились.

И вновь в высших эшелонах американской власти заговорили о возможности развязывания превентивной войны против СССР, о нанесении внезапного удара по его атомным объектам. Трумэн требовал, чтобы ему доложили, способны ли Соединенные Штаты в случае войны, применив дальние бомбардировщики В-36 с 200 атомными бомбами на борту, решительно подорвать экономический и военный потенциал Советского Союза.

Проведенные исследования по поставленному Трумэном вопросу и разработанный Пентагоном новый план ядерной войны под названием «Троян» свидетельствовали о том, что США не были в состоянии обеспечить нанесение Советскому Союзу решительного поражения. Требовалось, как считал Пентагон, дальнейшее наращивание ядерного оружия и средств его доставки.

К началу 1950 года был разработан и принят новый американский план ведения войны против СССР, получивший условное название «Дропшот» («Моментальный удар»). Основной политической и военно-стратегической целью, которая в нем ставилась, являлась ликвидация Советского Союза как социалистического государства. Достичь ее планировалось путем ведения войны по следующим четырем этапам.

Первый — осуществление крупномасштабной воздушной операции с применением 300 атомных бомб по 200 советским городам и обычного оружия для уничтожения не менее 85 проц. экономического потенциала Советского Союза. С развязыванием войны американские стратегические бомбардировщики В-36 и В-47 должны были начать ядерные бомбардировки административных центров, районов сосредоточения войск, баз снабжения, коммуникаций, предприятий по добыче и переработке нефти, электростанций и многих других промышленных объектов. В последующем планировалось нанесением как ядерных, так и обычных ударов не допустить восстановления и функционирования важнейших советских объектов, которые уже подвергались разрушению. Продолжительность этого этапа войны определялась в плане шестью месяцами. Стратегические бомбардировщики должны были использовать авиабазы на территории США, о. Гренландия, о. Окинава, в районе Аден — Хартум — Каир и в Великобритании.

Второй — продолжение развертывания вооруженных сил США и их западных союзников (свыше 160 дивизий) для массированного наступления против СССР и стран народной демократии в Европе.

Третий — ведение активных боевых действий по захвату территории Советского Союза и стран народной демократии. При этом ставились решительные цели — США совместно с союзниками, осуществляя стратегическое наступление в Европе, должны были сломить волю и подорвать возможности СССР к сопротивлению.

Четвертый — завершение разгрома противника, ликвидация социалистической системы и установление контроля над всей территорией СССР и его союзников.

В планах Соединенных Штатов предусматривался и другой вариант мировой войны. Если Советский Союз капитулирует уже на первом или втором этапе, то следует незамедлительно начать выполнение задач четвертого этапа войны, то есть его оккупацию. Для таких целей по плану «Дропшот» выделялось 23 дивизии сухопутных войск, 20 авиационных групп и два авианосных соединения ВМС. В задачу этих сил входила оккупация ключевых регионов Советского Союза с целью установления полного американского контроля. Так, в центральных районах европейской части СССР планировалось разместить шесть американских дивизий сухопутных войск (две в Москве и по одной в Ленинграде, Мурманске, Горьком и Куйбышеве), на Украине и Кавказе — восемь, на Урале — пять, в Восточной Сибири, Забайкалье и Приморском крае — три дивизии, а на Черном и Балтийском морях — по одной оперативной авианосной группе ВМС США.

Таким образом, американский план «Дропшот» ведения войны против СССР наряду с массовым уничтожением советского населения атомными бомбардировками предусматривал полную оккупацию всей его территории, что в значительной степени превосходило даже бредовые замыслы Гитлера.

В Пентагоне подсчитали, что к середине 50-х годов Советский Союз сможет иметь достаточно атомных бомб, чтобы нанести небольшой по масштабам, но очень ощутимый ответный удар по Соединенным Штатам. Поэтому американское военное ведомство начало прогнозировать «день А» — последнюю в обозримом будущем благоприятную для США возможность нанесения удара без опасения ответных действий. Такой день, согласно расчетам, будет в 1954 году. К этому времени, полагали американские стратеги, Соединенные Штаты смогут быть достаточно сильными для упреждения Советского Союза в нанесении внезапного ядерного удара. В этой связи в директиве СНБ-68 отмечалось: «Военные преимущества при нанесении удара первыми требуют от нас быть постоянно начеку, чтобы обрушить на противника всю нашу мощь... по возможности до того, как удар со стороны Советского Союза станет свершившимся фактом. На начальной фазе ядерной войны преимущество факторов инициативы и внезапности будет чрезвычайно велико».

В той же директиве указывалось, что первостепенное внимание в период, предшествующий ядерной войне, должно быть уделено приготовлениям к развязыванию глобальной войны. При этом главной целью выдвигалось «окружение» стран социалистического содружества цепью смертельно опасных ядерных баз, простирающейся через всю Европу, Ближний Восток, Юго-Восточную Азию и Филиппины и охватывающей Японию и Корею. Концепции «устрашения» и «окружения» стали основополагающими во внешнеполитическом курсе Соединенных Штатов.

И в настоящее время США имеют на территории 34 государств и их владений почти 1500 военных баз и объектов, на которых размещено свыше 500 тыс. американских военнослужащих, склады ядерного оружия и средства их доставки.

В директиве СНБ-68 отмечалось: «Без превосходства совокупной военной мощи, готовой к немедленной мобилизации, политика устрашения, которая на деле выливается в политику рассчитанного и нарастающего насилия, по сути своей является не более чем блефом». Таким образом, концепция «эскалации превосходства» была принята еще в 1950 году в качестве краеугольного камня военной стратегии США, действующей и поныне.

К лету 1950 года на Корейском п-ове назревал вооруженный конфликт. Южнокорейский режим с помощью Соединенных Штатов подготовил для агрессии против КНДР 400-тысячную армию, оснащенную американским вооружением. Была создана наступательная группировка агрессора в составе восьми дивизий. В готовности к ее поддержке США сосредоточили на Японских о-вах и в прилегающих к ним морских районах около 300 кораблей, вспомогательных судов, свыше 800 боевых самолетов 7-го флота и ВВС США.

25 июня 1950 года началось вторжение южнокорейских войск на территорию КНДР, поддержанное американской авиацией. В октябре Корейская народная армия и китайские народные добровольцы нанесли мощный удар по войскам противника и создали реальную угрозу их разгрома.

Поражение американо-южнокорейской группировки крайне обеспокоило руководство США, которое видело выход из создавшегося положения в принятии решения на использование атомного оружия. В январе 1951 года министр ВВС Саймингтон представил президенту секретный план нанесения внезапного ядерного удара по КНР и КНДР. Как следует из записей в дневнике президента Трумэна, Советскому Союзу должен быть предъявлен ультиматум с десятидневным сроком действия, в котором будет указано, что США намерены блокировать прибрежную зо-ну КНР от корейской границы до Индокитая и разрушить все военные базы в Маньчжурии. В случае дальнейшего вмешательства Советского Союза для защиты КНР, указывалось в дневнике, «мы уничтожим любые порты и города, которые сочтем необходимыми... Это означает всеобщую войну... Это значит, что Москва, Ленинград, Мукден, Владивосток, Пекин, Шанхай, Порт-Артур, Дальний, Одесса и любой промышленный объект в Китае и Советском Союзе будут уничтожены...».

Согласно американскому плану ведения ядерной войны против СССР 1950 года под условным наименованием «Шейкдаун» («Встряска») по районам Москвы и Горького предполагалось нанесение ядерных ударов 20 атомными бомбами, по Ленинграду— 12, индустриальным районам Волги и Донецка — 52, объектам Кавказа — 15, Владивостока и Иркутска —15 атомными бомбами. Всего же согласно этому плану намечалось использовать 220 атомных бомб по 104 городам СССР.

Создание в Советском Союзе не только ядерного, но и термоядерного оружия вызвало переполох у американских творцов «ядерного блицкрига». Становилось очевидным, что в случае атомной агрессии США против СССР их собственная территория уже не будет неуязвимой. В связи с этим в мае 1954 года КНШ представил на рассмотрение президенту Эйзенхауэру специальное исследование о возможной превентивной войне против СССР. Согласно «Основному плану войны САК» (1954) ставилась цель — «уничтожить нацию», то есть Советский Союз. В плане предусматривалось нанесение массированного упреждающего удара по 1700 советским объектам и 409 аэродромам силами почти 750 американских бомбардировщиков с использованием 600—750 атомных бомб. По оценке председателя КНШ генерала Лемэя, продолжительность третьей мировой войны составит не более 30 сут, а от России останутся лишь «дымящие радиоактивные руины».

В августе 1953 года начальник штаба ВВС США генерал Н. Твининг представил совершенно секретный доклад под названием «Приближающийся национальный кризис». Пентагон, встревоженный сообщениями о том, что в СССР произведен ядерный взрыв бомбы мощностью 300—400 кт, утверждал, что для Соединенных Штатов стремительно нарастает «атомная угроза». В докладе четко обрисовывалась альтернатива: готовиться либо к поражению, либо к «всеобщей войне» с Советским Союзом. При этом подчеркивалось, что в случае любой дальнейшей задержки превентивная война с СССР обернется для США небольшим, но эффективным ответным ударом по территории Соединенных Штатов. Председатель КНШ генерал Лемэй готов был по своему усмотрению, без санкции президента, нанести по СССР упреждающий ядерный удар, ибо, как он считал, только в этом случае Соединенные Штаты могут одержать победу.

Президент Эйзенхауэр не мог дать окончательного ответа на такое предложение руководства Пентагона, так как не был уверен в надежности противовоздушного щита Соединенных Штатов. В итоге американское военно-политическое руководство пришло к выводу, что ответный удар со стороны СССР по США является реальной действительностью. Идея превентивного внезапного ядерного удара по СССР в первой половине 50-х годов осталась в архивах ядерных планов Соединенных Штатов.

В январе 1954 года Джон Фостер Даллес выступил с речью, в которой изложил американскую стратегию «массированного возмездия». Ее суть сводилась к тому, что США должны быть готовы нанести по СССР удар всеми своими ядерными силами, если он начнет даже обычную войну. Таким образом, данная стратегия предусматривала ведение против СССР только ядерной войны.

Под эту стратегию потребовалось дальнейшее наращивание стратегических ядерных средств. В 50-х годах пентагоновские специалисты сфабриковали тезис о так называемом «отставании США в бомбардировочной авиации». Конгресс ассигновал многомиллиардные средства на «залатывание бомбардировочной бреши». В 1955 году САК получило новый стратегический бомбардировщик В-52, который был способен за один вылет применить четыре атомные бомбы. В течение последующих семи лет было построено свыше 740 таких бомбардировщиков. В 50-х годах стратегическая авиация США насчитывала уже более 1850 бомбардировщиков В-52 и В-47, базирующихся на 65 авиабазах, в том числе на 25 аэродромах на иностранных территориях, в основном прилегающих к территории Советского Союза.

В 1955 году США провели успешные испытания первой американской баллистической ракеты (БР) с дальностью стрельбы 3200 км. В период 1958—1963 годов на территории Турции и Италии были развернуты 45 пусковых установок американских ракет «Юпитер» и в Великобритании — 60 ПУ БР «Тор». В итоге западная часть территории Советского Союза оказалась под ядерным прицелом американских ракет средней дальности «первого удара».

В эти же годы в США полным ходом развернулось строительство принципиально нового компонента стратегических вооружений — атомных ракетных подводных лодок, оснащенных 16 баллистическими ракетами каждая.

В августе 1957 года в Советском Союзе проведено успешное испытание межконтинентальной баллистической ракеты (МБР), а 4 октября был осуществлен первый в истории человечества вывод на орбиту спутника Земли.

Опять американское военно-политическое руководство охватила паника. Вновь раздавались голоса о необходимости превентивного ядерного удара по СССР, пока США обладают превосходством. Как отмечает иностранная пресса, это был по крайней мере третий случай в период правления администрации Эйзенхауэра, когда ведущие советники президента призывали к превентивной ядерной войне против СССР, на что президент ответил: «Мы не пойдем на такой вид войны. У нас недостаточно бульдозеров, чтобы очистить улицы от трупов».

В начале 1960 года в Соединенных Штатах с подачи Пентагона и лидеров военно-промышленного комплекса страны развернулась широкомасштабная пропаганда, в ходе которой родился миф о «ракетном отставании США». Начался очередной этап гонки вооружений — массовое развертывание в США межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования.

(Продолжение следует)

Зарубежное военное обозрение № 5 1989 С.7-13

Категория: 1989 | Добавил: pentagonus (11.10.2009) | Автор: Генерал-лейтенант Я. Перов
Просмотров: 5415 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Создается впечатление, что планы дропшот и пр. в том же духе - всего лишь блеф со стороны американцев, попытка психологического давления на ссср.
ну кто дал бы американским бомбардировщикам беспрепятственно бомбить москву, горький, иркутск и тд? советская армия (в отличие от американской) за 4 года вов научилась воевать и на своей территории и на вражеской, средства пво так же имелись в изобилии на вооружении са.
если бы амбициозные планы сша были реальны (имею в виду безнаказанную бомбежку всей территории ссср не встречая при этом решительно никакого сопротивления), то их 100% воплотили бы в жизнь еще до 1949г, но ведь тянули, ждали чего-то... наверн у моря погоды, потому как каждый год отсрочки нападения давал америке новые атомные бомбы, но и союз восстанавливался после войны (в первую очередь вс и впк), может понимали что просто потерпят фиаско, при этом потеряют свою бомбоавиацию.

вообще статья отдает неким душком агитпро имхо, но почитать было интересно,
хотя выводы делать каждому самому


Имя *:
Email *:
Код *:
© 1998-2017 | Используются технологии uCoz