Информационно-аналитический иллюстрированный журнал Министерства обороны России
ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ
* * * * *
Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
1970 [0]
1971 [0]
1972 [5]
1973 [3]
1974 [1]
1975 [12]
1976 [1]
1977 [1]
1978 [1]
1979 [0]
1980 [1]
1981 [2]
1982 [1]
1983 [43]
1984 [29]
1985 [4]
1986 [25]
1987 [86]
1988 [0]
1989 [12]
1990 [246]
1991 [4]
1992 [0]
1993 [0]
1994 [0]
1995 [0]
1996 [0]
1997 [0]
1998 [0]
1999 [0]
2000 [0]
2001 [0]
2002 [0]
2003 [0]
2004 [0]
2005 [0]
2006 [0]
2007 [0]
2008 [0]
Общий каталог [12]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


Приветствую Вас, Гость · RSS 19.10.2017, 08:17

Главная » Статьи » Архив по годам » 1990

Новые акценты и прежнее содержание


Новые акценты и прежнее содержание
(Информационно-пропагандистская работа в Вооружённых силах США на современном этапе)

Полковник А. Крылов

В настоящее время под воздействием широкомасштабных мирных инициатив Советского Союза в международной обстановке происходят позитивные сдвиги. Уменьшилась прямая угроза возникновения войны, появилась реальная возможность заключения договоров по сокращению обычных вооружений и вооруженных сил в Европе, стратегических ядерных вооружений. Наметились успехи в разблокировании ряда затяжных региональных конфликтов путем диалогов.

Гуманистический потенциал внешней политики нашей страны, (ее открытость и готовность отстаивать общечеловеческие ценности ослабляют воздействие привычного стереотипа «образа врага» в американском обществе. Непосредственные контакты между советскими и американскими военнослужащими, новый уровень открытости СССР в военной сфере способствуют появлению в обществе и на страницах военной печати в ряде случаев относительно объективной информации о Советском Союзе и его вооруженных силах, что неизбежно влечет размывание прежних представлений и в сознании личного состава. Однако, несмотря на некоторые подвижки в позиции американского руководства в сторону переоценки своих концептуальных взглядов в военной области, США по-прежнему сохраняют приверженность силовой политике на международной арене. Подтверждением этому может служить речь президента Соединенных Штатов Дж. Буша в июле 1990 года во время церемонии спуска на воду очередного атомного авианосца. Построив свое выступление в духе политики «с позиции силы», он прямо заявил: «Быть готовым к войне - это одно из наиболее эффективных средств сохранить мир».

Соединенные Штаты, как и ранее, готовят свои войска в соответствии с установками отнюдь не оборонительной стратегии «глобального устрашения», стратегическими концепциями «ядерного сдерживания (устрашения)», «активного противодействия», «географической эскалации», «тотальных (единых) сил»*. В программах создания вооружений все больший упор делается на их качественное совершенствование. Американские военнослужащие воспитываются согласно установкам данных концепций, что, по взглядам руководства Пентагона, является важнейшим элементом их боевой подготовки. Военной печатью, радио и телевидением, на занятиях по «командирской информации» они ориентируются на восприятие СССР как вероятного противника.

В морально-политической подготовке личного состава масштабы пропаганды тезиса о «советской военной угрозе» не уменьшаются. Тон ей задают руководители Пентагона. Так, командующий стратегическим авиационным командованием генерал Дж. Чейн, обосновывая необходимость для США иметь «мощные силы ядерного сдерживания», заявил в июне 1990 года, что от СССР «по-прежнему исходит массированная стратегическая угроза».

В войсках применяется метод «реалистической подготовки», центральный аспект которого - обучение действиям против «подразделений агрессора», имитирующих формирования Вооруженных Сил СССР. С наибольшим размахом указанный метод применяется в сухопутных войсках (армии), где «подразделения агрессора» имеются практически в каждой дивизии. С 1980 года в национальном учебном центре (Форт-Ирвин, штат Калифорния) осуществляется программа «Ред траст» (реализуется только в армии и ВМС). Здесь на базе двух батальонов создан так называемый «32-й гвардейский мотострелковый полк», на вооружении которого имеются боевая техника и стрелковое оружие советского производства, а также их имитаторы. Личный состав полка одет в форму, стилизованную под советскую. Ежегодно туда прибывает до 28 батальонов регулярных сухопутных войск, резервистов и национальных гвардейцев. Учения организуются таким образом, что вследствие применения тактики «противника» обучаемые, как правило, терпят «поражение». Ощущение боевой неудачи, усиливаемое для наглядности «трупами» убитых и подбитой техникой, считается мощным фактором воздействия на людей. В учебном центре морской пехоты США при отработке рекрутами приемов рукопашного боя используются мишени с силуэтами советских солдат.

В ходе информационной работы (в армии регламентируется полевым уставом FM 46-1 «Связь с общественностью») реализуется программа «информирования войск». Она включает занятия с личным составом по планам «командирской информации», а также издание и распространение периодических печатных материалов, просмотр телевизионных передач и прослушивание радиопрограмм. В настоящее время в вооруженных силах США выпускается около 3000 периодических изданий. Только радиотелевизионная служба американских войск в Европе имеет девять радио- и четыре телестудии, в которых работают более 200 специалистов. Радиовещание и телепередачи ведутся соответственно круглосуточно и 20 ч в сутки.

С целью активизации пропагандистской работы командование вооруженных сил США совершенствует военные средства массовой информации (СМИ), увеличивает тиражи отдельных печатных изданий, темпы ввода в действие кабельного телевидения и модернизации системы существующей телевизионной связи. В результате вывода на орбиту телеспутника «Супер-стейшн» в 1987 году число телезрителей среди американских солдат в Европе возросло на 75 тыс, человек, Военнослужащие получили возможность смотреть прямые передачи из США.

В FM 46-1 отмечается, что читателям, зрителям и слушателям должна предоставляться «объективная и беспристрастная» информация, на основе которой они сами будут делать соответствующие выводы. Однако в действительности пропаганда буквально пронизывает всю информационную деятельность.

Хотя Пентагон не уходит от констатации факта снижения уровня военного противостояния между СССР и США, заметное место в информационно-пропагандистской деятельности в войсках, как и ранее, занимает тезис о возможности перерастания потенциальной «советской военной угрозы» в реальную, возврата к ситуации если не времен «холодной войны», то, по крайней мере, начала 80-х годов. Для доказательства используются следующие «аргументы».

С начала проведения в нашей стране политики перестройки американские органы пропаганды постоянно напоминают о ее неминуемом провале в случае «победы консервативных сил». В результате, по их мнению, СССР вернется на курс конфронтации. В подтверждение приводятся соответствующие «трактовки» имеющихся у нас трудностей, событий международной жизни, мирных советских инициатив и т. д. Так, в связи с привлечением войск к обеспечению безопасности граждан и для стабилизации обстановки в ряде регионов Советского Союза делаются выводы о «росте влияния армии на внутреннюю политику и реальности военного переворота» (журнал «Арми», статья «Перестройка и Советские Вооруженные Силы. Может ли М. С. Горбачев рассчитывать на их преданность?»; автор - генерал-майор в отставке Аткинсон).

Мирным инициативам нашей страны, ее борьбе за ненасильственный, безъядерный мир нередко приписываются как чисто пропагандистские цели, так и более «опасные» замыслы. Проводится тезис о стремлении Советского Союза расколоть НАТО. Американских военнослужащих убеждают, что «стратегия разумной достаточности, деидеологизация межгосударственных отношений и демилитаризация направлены на ослабление блока, отрыв Соединенных Штатов от Европы». Так же объясняется стремление СССР развивать отношения сотрудничества с европейскими государствами Североатлантического блока.

Наши усилия, направленные на снижение уровня военного противостояния в мире, нередко представляются в виде планов достижения превосходства над США и НАТО. Например, утверждается, что Советский Союз пошел на заключение Договора по РСМД лишь потому, что принял концепцию «наступательных операций на ТВД без применения ядерного оружия». Сокращение в одностороннем порядке 10 тыс. танков, 8500 артиллерийских систем и 800 самолетов трактуется желанием избавиться от устаревших систем вооружений. «Должно быть совершенно ясно, - подчеркивается в журнале «Арми», - почему убираются шесть танковых дивизий из групп войск. Упразднение оружия, которое является «фактором страха» для Запада, но имеет ограниченную ценность для Советских Вооруженных Сил, укрепляет веру в политику М. С. Горбачева за рубежом и внушает Западу обманчивое чувство безопасности».

Односторонняя инициатива СССР по сокращению обычных вооружений и вооруженных сил сразу после ее объявления стала использоваться для дискредитации нашей мирной политики. Ведь воплощение ее в жизнь в наибольшей степени подрывает миф о «советской военной угрозе». Военнослужащих всячески убеждают, что даже после выполнения СССР взятых обязательств его превосходство в области обычных вооружений сохранится. Советологи призывают «ожидать броска через границу мощных и многочисленных войск». Журнал «Эр форс мэгэзин» пишет: «По мнению представителей Пентагона, 30 лет назад Н. С. Хрущев провел значительные односторонние сокращения. Л. И. Брежнев достаточно быстро восстановил и даже приумножил сокращенное». При этом ни слова не говорится о наших критических оценках своей истории, новых подходах к обеспечению собственной безопасности.

Нападкам подвергается и новая советская оборонительная доктрина. Так, делаются заявления, что «в советской стратегии упреждающий удар остается вероятным способом использования ядерного оружия», подвергаются сомнениям заверения СССР об использовании вооруженных сил только для обороны. Утверждается, что лишь трудности в экономике заставляют нас сокращать военное производство и руководствоваться принципом оборонительной достаточности. Таким образом, военнослужащим подспудно внушается мысль о том, что в случае решения экономических проблем Советский Союз вновь станет «опасным соперником в борьбе за мировое господство».

По заявлениям некоторых органов СМИ, предотвращение войны в современных условиях необходимо СССР якобы для создания экономики, которая могла бы соперничать с западной. «В целом, - отмечается в газете «Арми таймс», - Советы делают паузу, чтобы обеспечить свои далеко идущие цели как в военной, так и в экономической сфере».

В последнее время заметно усилилась пропаганда тезиса об историческом, непреходящем характере соперничества между СССР и США. При этом подчеркивается, что перемены в советской политике ни в коей мере не снижают вероятность конфликта, поскольку «цель советского руководства заключается не в упразднении коммунизма, а в его укреплении». Надо отметить, что подобные посылки наиболее эффективно воздействуют на американских военнослужащих, так как в их сознании коммунизм ассоциируется с тоталитаризмом и агрессивностью.

В журнале «Арми» говорится: «М. С. Горбачев не отказывается от марксизма-ленинизма, а ведет страну к его более правильной форме, больше соответствующей учению В. И. Ленина». Чтобы настроить читателей против политики перестройки, извращенно излагаются основные положения этого учения. Так, закон единства и борьбы противоположностей называется (намеренно) законом только «борьбы противоположностей», при этом трактуется он как бесконечное соперничество между социализмом и капитализмом.

На основе подобных «теоретизирований» военнослужащих пытаются убедить в том, что «основные цели и задачи советского руководства останутся неизменными, в то время как средства для их достижения могут меняться». Эта идея является центральной в недавно изданной в США и рекомендуемой офицерам для чтения книге «Советский прорыв: стратегия противоборства». Она зиждется на следующей посылке: «СССР психологически и политически склонен к агрессии, а из-за экономической слабости он должен немедленно завоевать необходимые ему ресурсы. Ситуация остается таковой независимо от реформы М. С. Горбачева». В рецензии на эту книгу, опубликованной в американском военно-теоретическом журнале «Милитэри ревью», делается вывод: «Те, кто считают, что Советский Союз не стремится к мировому господству и с ним можно иметь дело на открытой и честной основе, ополчатся против книги и ее основных положений. Однако в этой работе звучит правда». Особенностью последнего времени стал отход от принципа дегуманизации «образа врага». Ранее советские военнослужащие, как отмечалось в журнале «Атланта джорнэл энд конститьюшн», представлялись высокодисциплинированными, лишенными всяких эмоций роботами. Когда американские солдаты смогли получить более объективную информацию о нашей стране и армии, такая пропаганда потеряла свою эффективность. Поэтому уже очевидна тенденция к показу Советской Армии со всеми присущими ей достоинствами и недостатками, слабыми и сильными сторонами, как умного и подготовленного врага.

Такой подход характерен для вышедшей в 1989 году книги военного советолога Питерса «Красная Армия: история завтрашней войны». В ней описывается советское вторжение в страны Западной Европы. Однако в отличие от многих произведений на подобную тему автор сосредоточился на показе людей, а не на технических аспектах. В рецензии на книгу говорится, что она является «своего рода пособием по психологии и образу мышления советских военнослужащих от рядового до генерала», а также ставит перед собой практическую цель - «знать своего врага лучше, чем он знает себя сам, и это заложит основы для победы над ним».

Нынешние перемены в СССР и странах Восточной Европы преподносятся как -результат силовой стратегии США и НАТО. «Вооруженные силы Соединенных Штатов показали поколениям последователей К. Маркса, кто был лидером на пути к будущему», - пишет газета «Эр форс тайме». В ней, кроме того, разъясняется (со ссылкой на заявления представителей Пентагона), что «решение СССР придерживаться оборонительной стратегии обусловлено боязнью того, что концепция «борьбы со вторыми эшелонами (резервами)» нарушит его планы по обеспечению войск и переброске пополнений».

В американской пропаганде укрепляется тенденция к снятию любых моральных ограничений в использовании силы а международных отношениях. Так, по мнению главнокомандующего вооруженными силами США в зоне Тихого океана адмирала X. Хардисти, Вашингтон должен оперативно использовать войска (силы) в случае любого кризиса или угрозы интересам Соединенных Штатов либо их гражданам.

Задачам политики «с позиции силы» служит и пропаганда американского подхода к проблемам сокращения вооружений. Военнослужащих убеждают в том, что оно может быть положительным фактором, если соответствует силовому курсу. Поэтому «контроль за военно-морскими вооружениями в какой бы то ни было форме не может отвечать интересам США». Дж. Чейн не исключает, что в угоду программам Пентагона можно пожертвовать и договором по сокращению стратегических вооружений. Он заявил, что не сможет поддержать этот договор, если конгресс сократит ассигнования на производство бомбардировщика В-2, ибо «к началу следующего века этот самолет будет единственным летательным аппаратом, способным проникать в надежно защищенные области Советского Союза». Такую же позицию занял и начальник штаба ВВС Л. Уэлч.

Пентагон все больше беспокоит меняющееся в обществе и вооруженных силах отношение к концепции «передового базирования». Все чаще звучит вопрос: если США действительно выиграли «холодную войну», для чего им в мирное время сохранять крупные развернутые военные группировки за рубежом? Для поддержки данной концепции используется несколько тезисов. Так, заявляется о необходимости пребывания американских войск в Европе, «даже если СССР выведет все свои части из восточноевропейских стран», подчеркивается, что «безопасность Соединенных Штатов и Западной Европы неразделима», а присутствие заокеанских дивизий - «лучший путь избежать войны на Европейском континенте». В зависимости от этой политики ставится «продолжение демократических преобразований в странах Восточной Европы».

В других случаях не скрываются истинные цели концепции «передового базирования» и делается расчет на убежденность военнослужащих в приоритетности американских интересов. Например, подчеркивается, что размещение американских войск в Европе необходимо для защиты «стратегических и экономических интересов США», так как вся «европейская экономическая мощь сконцентрирована на сравнительно небольшой площади непосредственно у границ СССР».

Таким образом, в основе морально-политической подготовки военнослужащих Соединенных Штатов лежат прежние положения, вытекающие из направленности устаревающих стратегических концепций отнюдь не миролюбивого характера. Однако изменения международного климата в сторону улучшения поставили информационно-пропагандистский аппарат Пентагона перед необходимостью учитывать их. В современных условиях он ищет новые методы, способы и пути воздействия на сознание личного состава, сохраняя в целом неприкосновенной сущность главных идеологических принципов.

* Подробнее о военной доктрине США см.: Зарубежное военное обозрение. - 1990, - № 9 - С. 3. - Ред,

Зарубежное военное обозрение№10 1990 10-14

Категория: 1990 | Добавил: pentagonus (22.09.2008) | Автор: Полковник А. Крылов
Просмотров: 2869 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
© 1998-2017 | Используются технологии uCoz