Информационно-аналитический иллюстрированный журнал Министерства обороны России
ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ
* * * * *
Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
1970 [0]
1971 [0]
1972 [5]
1973 [3]
1974 [1]
1975 [12]
1976 [1]
1977 [1]
1978 [1]
1979 [0]
1980 [1]
1981 [2]
1982 [1]
1983 [43]
1984 [29]
1985 [4]
1986 [25]
1987 [86]
1988 [0]
1989 [12]
1990 [246]
1991 [4]
1992 [0]
1993 [0]
1994 [0]
1995 [0]
1996 [0]
1997 [0]
1998 [0]
1999 [0]
2000 [0]
2001 [0]
2002 [0]
2003 [0]
2004 [0]
2005 [0]
2006 [0]
2007 [0]
2008 [0]
Общий каталог [12]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


Приветствую Вас, Гость · RSS 26.06.2017, 03:15

Главная » Статьи » Архив по годам » 1990

Ближний Восток: спираль милитаризации
Ближний восток: спираль милитаризации

Полковник Ю. Седов, кандидат исторических наук

Среди «горячих точек» планеты Ближний Восток отличается наибольшей взрывоопасностью и хронической нестабильностью. Вот уже более 40 лет здесь кровоточит арабо-израильский конфликт, порождающий новые очаги напряженности и угрожающий выходом за региональные рамки. И сейчас, когда в других регионах отмечаются определенные конструктивные сдвиги, Ближний Восток по сути дела оказался на обочине происходящих в мире позитивных перемен.

Лето 1990 года стало свидетелем очередного осложнения ближневосточной ситуации, которая приобрела отчетливую негативную динамику. Произошло торможение мирного процесса, усилилось влияние экстремистских и фундаменталистских сил, обострилась арабо-израильская конфронтация.

Резко осложнила обстановку агрессия Ирака против Кувейта. Президент С. Хусейн, вероломно захватывая беззащитный Кувейт, пытался укрепить свой политический режим, улучшить экономическое положение страны за счет расширения контроля над запасами нефти в Персидском заливе. Далее, на этой основе, а также используя огромный военный потенциал, он строил планы превращения Ирака в региональную супердержаву с далеко идущими имперскими устремлениями. Однако Багдад оказался в небывалой международной изоляции. Но если СССР для урегулирования возникшего кризиса главные надежды возлагает на ООН, то в Вашингтоне основную ставку делают на силу. США, имеющие в регионе большие экономические интересы, связанные прежде всего с нефтью, осуществили здесь широкомасштабные милитаристские приготовления, реализуя на практике планы развертывания значительных контингентов вооруженных сил в ближневосточных условиях. Похоже, Соединенные Штаты по-своему усвоили уроки Гренады и Панамы. Агрессия Ирака углубила раскол среди арабов и существенно осложнила возможности урегулирования арабо-израильского конфликта. В глобальном плане она оказала негативное воздействие на начавшийся в мире процесс разоружения, в частности, стимулируя на Западе, особенно в США, силы, отстаивающие милитаристские планы и выступающие против сокращения военных бюджетов. В конце августа большинство обозревателей сходились во мнении, что регион оказался на грани нового вооруженного взрыва.

Периодически происходящее осложнение положения на Ближнем Востоке чревато катастрофическими последствиями и вызывает особую озабоченность ввиду того, что он уже давно превратился в «пороховой погреб». Одно из наиболее угрожающих последствий создавшегося здесь конфликтного узла - интенсивная милитаризация вовлеченных в него государств, широкомасштабная гонка вооружений, которая год от года приобретает не только все больший размах, но и принимает новые, весьма опасные для дела мира качественные аспекты. Масштабы милитаризации таковы, что на Ближнем Востоке создан военный потенциал, значительно превышающий реальный экономический и демографический вес региона в мире. Она подрывает экономическое развитие стран, снижает жизненный уровень населения, способствует укреплению милитаристской психологии правящих кругов и в конечном счете ведет к росту угрозы очередного вооруженного столкновения.

По объему прямых военных расходов Ближний Восток вышел на третье место в мире после НАТО и ОВД. Согласно данным исследовательской службы американского конгресса1, государства региона тратят на военные цели 18 проц. валового национального продукта, в то время как в НАТО этот показатель составляет 3,8 проц. Их общие военные расходы (в постоянных ценах) в 1975 году были 60,5 млрд. долларов, а в 1986-м - 71,2 млрд. Как свидетельствует международная статистика, если в мире в целом на 1 тыс. человек приходится шесть военнослужащих, то на Ближнем Востоке - 16. В вооруженных силах сторон насчитывается 25 тыс. танков, более 4 тыс. самолетов, с .учетом резервистов - 7 млн. человек. На регион приходится 61 проц. мирового экспорта оружия. Его динамика характеризуется следующими данными (миллиарды долларов в постоянных ценах 1985 года): 1968-й - 3,364, 1972-й - 5,539, 1976-й - 7,398, 1980-й - 8,319, 1984-й - 11,520, 1987-й - 11,546.

Такова опасная статистическая тенденция. Но еще большую тревогу вызывает тот факт, что в регионе распространяются новейшие виды оружия (в том числе массового поражения) - ракетное, химическое, все более доступным становится ядерное. И если СССР и США в рамках нарастающего в мире Процесса разоружения ликвидируют ракеты средней и меньшей дальности, то здесь их количество растет. Так, в Израиле2 в дополнение к американским УР «Ланс» класса «земля - земля» (12 пусковых установок, дальность стрельбы до 140 км) развернуты ракеты «Иерихон-1» (дальность 500 км), испытаны кИерихон-2» (1500 км) и «Иерихон-2В» (2750 км). В декабре 1989 года в Израиле был продемонстрирован опытный образец искусственного спутника Земли (ИСЗ) «Амос», который планируется запустить в 1993 году с помощью трехступенчатой ракеты «Шавит-2», являющейся вариантом «Иерихон-2». Предполагается, что он будет находиться на орбите около десяти лет. Как отмечается в обзоре Лондонского международного института стратегических исследований, на базе «Шавит-2» может быть создана «Иерихон-3» с дальностью 7 тыс. км. В апреле 1990 года в Израиле запущен второй ИСЗ «Офек-2».

Учитывая, что передовые технологии в стране разрабатываются преимущественно в военных целях (английская газета «Санди таймс» писала, что первый ИСЗ «Офек-1» мог постоянно фиксировать передвижение войск на территории от Марокко до Персидского залива), арабские государства расценивают данные факты как новый этап в гонке вооружений, в том числе ядерных. И для таких выводов есть все основания. Согласно издающемуся в Лондоне справочнику «Милитэри бэланс»3, Израиль имеет, возможно, до 100 единиц ядерного оружия, а также некоторое количество нейтронного. В качестве средств доставки могут быть использованы перечисленные выше ракеты, самолеты F-16, «Кфир», «Фантом» F-4.

В миллиарды долларов специалисты оценивают и развертывающуюся в регионе гонку подводных вооружений, в которой особую заинтересованность проявляют западноевропейские судостроительные концерны. Летом 1989 года Израиль заключил соглашение стоимостью 570 млн. долларов на приобретение двух подводных лодок проекта 209 с дизельными двигателями. По данным журнала «Джейн'с дефенс уикли»4, они будут построены в г. Киль (Западная Германия) компанией «Ховальд-тсверке-Дойче верфт» через посредничество одной из американских верфей. Тем самым, как признали в израильских военных кругах, будет обеспечена оплата части расходов за счет военной помощи США.

В последние годы серьезную озабоченность мировой общественности вызывает распространение на Ближнем Востоке химического оружия. Зарубежная пресса сообщала, например, о том, что оно применялось на ирано-иракском фронте, в Курдистане, имеется в Израиле. В апреле 1990 года президент Ирака С. Хусейн заявил, что его страна обладает мощным потенциалом химических вооружений, в том числи бинарных, и что он готов применить его против Израиля, если Тель-Авив попытается совершить агрессивную акцию в отношении Ирака (как это было, например, в 1981 году) или любой другой арабской страны. Через несколько дней после начала агрессии Ирака против Кувейта американская печать сообщала о готовности Багдада использовать химическое оружие в случае военного вмешательства в события со стороны США.

Создание арсеналов вооружений в регионе - процесс двусторонний, в который в высокой степени вовлечены и арабские страны. Так, с 1983 по 1987 год Саудовская Аравия закупила оружия на 7,8 млрд. Долларов, Египет - на 9,9 млрд. В июле 1990 года Саудовская Аравия заключила новое соглашение с США о поставках 315 новейших американских танков M1A2 (на сумму 3 млрд. долларов), которые будут переданы в 1993-1995 годах. По данным газеты «Монд», ракетами малой и средней дальности, кроме Израиля, обладают Иран, Ирак, Сирия, Саудовская Аравия, Ливия5. Арабские страны объясняют это попытками создать противовес ядерной мощи Израиля, достигнуть с ним паритета, баланса сил. Другими словами, речь идет об очередном витке гонки вооружений, на этот раз ракетных.

Соединенные Штаты, фактически потворствующие этой тенденции, теперь пытаются использовать ее как новый аргумент для оправдания дальнейших разработок некоторых видов американских стратегических, вооружений. В распространенном в январе 1990 года среди командного состава вооруженных сил США «Руководстве по военному планированию» (1992-1997) необходимость продолжения работ по программе «звездных войн» объясняется новой «угрозой» появления баллистических ракет в развивающихся странах. Предлог не только неуклюжий, но и опасный, так как неизбежно дает пульс новому этапу вооружений, в том числе ядерных.

Процессу милитаризации «третьего мира» способствуют и весьма своеобразно понимаемые в Вашингтоне методы осуществления соглашения по обычным вооруженным силам в Европе. Выводимые отсюда в соответствии с советско-американскими договоренностями 700 танков М60А1 безвозмездно передаются Египту6. Подобное решение, несомненно, является опасным прецедентом, противоречащим духу переговоров и усиливающим гонку вооружений в развивающихся государствах, попыткой свалить «ненужные» вооружения в «третьем мире» (странах прозападной ориентации) вместо того, чтобы их уничтожить.

Следует отметить, что США не ограничиваются поставками Египту танков, бывших в употреблении: достигнуто соглашение о сборке на египетской территории новейших машин М1А1 «Абрамс», испытания которых в этой стране начнутся в 1991 году.

Западная печать обращает внимание на то, что в регион поступает значительное количество советских вооружений. Однако факты свидетельствуют, что Вашингтон и Тель-Авив являются лидерами и инициаторами интенсивной милитаризации Ближнего Востока. Принципиально важно также учитывать, что если США, вооружая Израиль, использует его как орудие для установления империалистического контроля над регионом, подавления национально-освободительных движений и создания у южных границ СССР военного плацдарма, то главная цель Советского Союза - активная поддержка борьбы арабских народов за независимость, против диктата империализма и преступной политики Израиля. Это - не политическое клише или идеологический штамп, а реальность, подтвержденная, в частности, многократным (более 300 раз) осуждением в ООН агрессивного, экспансионистского курса Тель-Авива, поддерживаемого Вашингтоном, и признанием справедливого характера борьбы сил национального и социального освобождения в регионе.

В последнее время в связи с агрессией Багдада против Кувейта в печати широко обсуждался вопрос о широкомасштабных поставках вооружений Ираку, которые позволили ему создать самую мощную армию в регионе. Действительно, по данным ежегодника СИПРИ (Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира), в 80-х годах Ирак закупил за рубежом оружия на 25 млрд. долларов. Основным его поставщиком считается Советский Союз, который в соответствии с Договором о дружбе и сотрудничестве, заключенным в 1972 году, оказывал Ираку помощь, в том числе военную, с целью укрепления его обороноспособности. При этом СССР исходил из того, что иракские вооруженные силы будут использоваться только для обеспечения территориальной целостности и суверенитета страны. Сразу после начала агрессии Советский Союз прекратил все военные поставки в Ирак. В целом же политика экспорта вооружений, как правило, диктовалась логикой конфронтации на международной арене и осуществлялась многими странами. И если сейчас ставить вопрос об отказе от поставок оружия в «третий мир», упор на которые, как свидетельствует опыт, является в основном порочным, то делать это можно только на условиях взаимного согласия всех его поставщиков и совместными усилиями с задействованием соответствующих механизмов ООН. Разве была бы политика Багдада иной, если бы он имел не советское, а американское или английское оружие?

Значительное количество вооружений Багдад закупил во Франции, обеспечившей четверть его военного потенциала. Она же построила в свое время в Ираке ядерный реактор, который подвергся израильской бомбардировке в 1981 году. Среди основных поставщиков оружия ежегодник СИПРИ называет также Китай, Бразилию и Египет.

Политика Ирака наглядно иллюстрирует тот факт, что в странах региона по-прежнему видят в наращивании вооружений и даже в их использовании основное средство достижения политических целей. Здесь широко распространено мнение, что только сильный может рассчитывать на успех и уважение. В последнее время многие обозреватели, подчеркивая несомненно благотворное влияние советско-американского сближения на оздоровление обстановки во многих «горячих точках» планеты, утверждают, что ранее военно-политическое противостояние США и СССР в ближневосточном регионе (при всей опасности этого явления) было в известном смысле сдерживающим фактором для развязывания крупномасштабных военных действий. В настоящее время «третий мир» перестает быть ареной конфронтации между сверхдержавами и конфликты, в том числе на Ближнем Востоке, приобретают более локальный характер. Следовательно, это, -мол, снижает их возможности контролировать обстановку в регионе и в какой-то мере развязывает руки экстремистским кругам, что усиливает опасность вспышки вооруженного насилия. Накапливание вооружений является мощным стимулом для осуществления агрессивных акций.

Кризис в Персидском заливе отодвинул вопросы, связанные с конфронтацией между Израилем и арабскими странами, на задний план. Как бы загоняя эти проблемы вглубь, он осложняет их решение и обостряет обстановку на Ближнем Востоке в целом. В чем же суть арабо-израильского конфликта, в условиях неурегулированности которого нарастающая в регионе гонка вооружений способна направить развитие событий по спирали, закручиваемой логикой военного противоборства, что рано или поздно может привести к ядерной конфронтации?

В общем виде она заключается в том, как сделать, чтобы два народа могли жить на общей исторической родине, и как осуществить основополагающий принцип международного права о недопустимости приобретения территории путем использования силы. Другими словами, необходимо, чтобы палестинский народ мог реализовать свое право на самоопределение, арабам вернули отнятые у них земли, а израильскому государству было гарантировано безопасное существование в признанных границах.

Напомним, что принципиальное решение было найдено в 1947 году, когда Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 181 о прекращении английского мандата на управление Палестиной и о ее разделе на два самостоятельных государства - арабское и еврейское. Но резолюция оказалась выполненной лишь наполовину: первое так и не было создано. Дело в том, что уже на предыдущих этапах колонизации сионистами Палестины их откровенно антиарабская, захватническая политика обусловила позицию неприятия арабами упомянутого решения ООН о создании еврейского государства. Негативную роль сыграли и призывы экстремистских арабских кругов «сбросить Израиль в море».

Начиная с 40-х годов не было десятилетия, чтобы в этом регионе не вспыхивали крупномасштабные войны, сопровождавшиеся расширением гонки вооружений. 1948-1949, 1956, 1967, 1973, 1982 годы стали как бы символами преступной политики поддерживаемых империализмом сионистских правителей Израиля, которые пытаются загнать арабские народы в колониальное прошлое. В результате проведения агрессивной, экспансионистской политики Тель-Авива под пятой израильских оккупантов оказались обширные арабские территории: Западный берег р. Иордан (включая Восточный Иерусалим), сектор Газа, Голанские высоты. Более 2,3 млн. палестинцев (из 5,5 млн.) вынуждены были стать беженцами.

Во второй половине 70-х годов Вашингтон и Тель-Авив сделали ставку также на тактику сепаратных сделок, чтобы подорвать единство арабских рядов. Им удалось столкнуть на путь предательства общеарабского дела президента Египта А. Садата который пошел на подписание с руководителями Израиля под патронажем США кэмп-дэвидской сделки (1978) и сепаратного «мирного» договора (1979).

Этот антиарабский сговор дал импульс новому этапу милитаризации региона, в ходе которого отчетливо проявился откровенно политизированный характер американских поставок вооружений. Из 29,8 млрд. долларов, выделенных в качестве военной помощи ближневосточным государствам с 1979 по 1988 год, 28,6 млрд. получили Израиль и Египет (соответственно 17,9 и 10,7 млрд.)7. Если предоставление Израилю (в настоящее время 1,8 млрд. ежегодно) огромных средств на военные цели является стратегической линией Вашингтона, «оправдываемой» необходимостью обеспечить его «безопасность», то для Египта (1,3 млрд.) это своего рода вознаграждение за согласие пойти на сепаратную сделку. И конечно же, подобные суммы призваны были способствовать вовлечению на этот путь других арабских стран, поскольку в дальнейшие планы Вашингтона и Тель-Авива входило сформирование на базе сближения Израиля и Египта военно-политического альянса антисоветской направленности под предлогом «защиты» региона от «коммунистической опасности».

С начала 80-х годов, когда реакционные американские круги открыто взяли курс на беспрецедентное обострение международной обстановки, в ближневосточной политике США все отчетливее проявлялись черты «неоглобализма», политики «прямого противоборства» с Советским Союзом на глобальном и региональном уровнях, военной стратегии «глобального устрашения». Рассматривая Ближний Восток прежде всего как арену противоборства с СССР, Вашингтон принимал активные меры для создания угрозы странам социализма с южного направления. При этом основная ставка делалась на Израиль, развитие милитаристских связей с которым стало главным фактором широкомасштабной гонки вооружений на Ближнем Востоке.

Взаимная заинтересованность в союзнических отношениях между партнерами нашла свое выражение в подписании в ноябре 1981 года американо-израильского «меморандума о взаимопонимании в области стратегического сотрудничества», в котором в качестве основного противника обеих сторон назывался Советский Союз. Официальное оформление это стратегическое сотрудничество получило в конце 1983 года в виде специального соглашения. В соответствии с ним сформирован совместный военно-политический комитет для разработки основ двусторонних связей по ближневосточным проблемам, образованы постоянно действующие рабочие группы по военно-политическим, экономическим и техническим вопросам, планированию военной помощи.

В настоящее время согласно разработанным этими органами рекомендациям из США поступает 90 проц. всего израильского импорта вооружений. Как заявил министр обороны Р. Чейни на конференции организации «Объединенный еврейский призыв» (март 1990 года), в 90-х годах ожидается увеличение закупок Израилем американских вооружений (эта тенденция отчетливо проявилась в предыдущее десятилетие: их объем вырос с 50 млн. долларов в 1984 году до 350 млн. в 1989-м). В 1991 году в Израиль начнутся поставки самолетов F-16 (по третьему заказу), а также боевых вертолетов «Апач». При этом руководитель Пентагона подчеркнул, что «твердое обязательство США по обеспечению безопасности Израиля остается абсолютно нерушимым». В середине 90-х годов предполагается передать ему 50 самолетов F-15 и еще 75 F-16, в производстве которых примет участие израильская сторона. Утвержден план модернизации ВМС, согласно которому, в частности, должны быть построены четыре ракетных фрегата «Саар-5» совместной американо-израильской разработки.

На территории Израиля созданы склады снаряжения и техники для американских «сил быстрого развертывания», осваиваются его военные базы, расширяется военное производство при участии фирм США, проводятся совместные учения. До лета 1989 года было проведено 28 таких учений, причем их уровень в последний год вырос8.

Стержневой элемент американо-израильского военного сотрудничества в 80-е годы - антисоветизм. Как признавала газета «Нью-Йорк таймс», речь идет о совместных планах нейтрализации влияния СССР в регионе, вплоть до «осуществления совместных операций против советских кораблей в Средиземном море». Так, согласно сообщениям печати, Израиль передает США сведения о действиях советских кораблей в восточной части Средиземноморья, а Вашингтон - полученную с помощью разведывательных спутников информацию о вооруженных силах арабских государств.

Очередным этапом в развитии отношений между партнерами стало активное участие Израиля в американской программе «звездных войн». Как известно, Вашингтон и Тель-Авив уже многие годы ведут совместные работы в области авиации и космонавтики. В 1983 году, например, было подписано соглашение о строительстве близ Иерусалима станции слежения за искусственными спутниками Земли. Израильские ученые привлекаются к модернизации американского космического корабля многоразового использования.

Что касается программы СОИ, то, как сообщал журнал «Армд форсиз джорнел»9, по состоянию на март 1989 года Израиль получил для ее осуществления самые крупные среди иностранных государств заказы (15 контрактов на сумму 173,7 млн. долларов). За участие в СОИ он имеет не только выгодные заказы, но и доступ к сведениям, необходимым для проведения исследований в военной области. Именно благодаря им Тель-Авиву удалось создать упоминавшуюся ракету «Ша-вит-2». Кроме того, в рамках этой программы с 1986 года совместно разрабатывается проект израильской ракеты ПРО «Эрроу» (США взяли на себя 80 проц. всех расходов, предоставив Тель-Авиву 6 млрд. долларов). Первые ее испытания с перехватом цели намечены на апрель 1991 года. «Израиль, - писала «Вашингтон пост», - больше интересует использование техники и технологии СОИ применительно к его собственным военным нуждам и в основном, чтобы сбивать базирующиеся в Сирии ракеты». Планируется закупка американских ЗРК «Патриот», которые уже были испытаны при стрельбе по баллистическим ракетам.

Особо опасным аспектом американо-израильских военных отношений является фактическое потворство США ядерным программам Тель-Авива. Как известно, он отказался присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия и не допускает международную комиссию в районы расположения созданных в стране двух научно-исследовательских ядерных центров: в Димон (пустыня Негев) и в Нахал Сорек (южнее Тель-Авива), Появились сообщения о выделении 40 млн. долларов на начало строительства нового реактора, которое предполагается завершить через четыре года. Египетская газета «Аль-Вафд» писала в октябре 1989 года, что правительства США и ФРГ дали согласие на оказание соответствующей финансовой и технической помощи.

Более того, по сообщению газеты «Нью-Йорк тайме»10, Соединенные Штаты планируют продать Израилю три суперкомпьютера стоимостью 10 млн, долларов, которые способны с высокой скоростью мо-делировать атомные взрывы ч рассчитывать траектории баллистических ракет, Согласно оценке западных специалистов, они значительно ускорят разработку ядерного оружия следующего поколения.

Тревога общественности в связи с возможностью продажи Израилю новейших американских ЭВМ особенно возросла после того, как стало известно об активном сотрудничестве Тель-Авива с Преторией в деле создания баллистических ракет, способных нести ядерные боезаряды. По сути дела, при фактическом поощрении со сторону США в обмен на новейшую технологию, для производства баллистических ракет Израиль получает от режима апартеида на постоянной основе обогащенный уран, применяемый в ядерных военных программах.

Характерно, что подавляющее большинство публикаций о ядерных приготовлениях страны сопровождается двусмысленным молчанием Тель-Авива, многозначительно избегающего всяких комментариев на эту тему, Нетрудно себе представить, какая угроза может возникнуть над Ближним Востоком и над всем миром, если арабские страны окажутся втянутыми в гонку ядерных вооружений.

В феврале 1987 года Израилю американской стороной были предоставлены все экономические привилегии, которыми пользуются страны - члены НАТО. В декабре этого же года и в области военного сотрудничества он получил статус, равный статусу натовских государств. В результате были сняты все лимиты в вопросе поставок Тель-Авиву новейших видов вооружений. Одновременно ему были даны более широкие права на продажу своего оружия Соединенным Штатам, а израильские компании получили разрешение на равной основе вести конкурентную борьбу с американскими и западноевропейскими странами за военные контракты Пентагона.

Масштабы милитаристского сотрудничества между партнерами продолжают расти. Осенью 1989 года было объявлено, что находящееся на территории Израиля американское вооружение теперь может быть использовано вооруженными силами не только США, но и Израиля11. Кроме того, стало известно о заключении соглашения, согласно которому американская военная техника стоимостью 100 млн. долларов передается израильтянам как бы в «аренду» для проведения исследовательских работ и испытаний. В начале сентября 1990 года министр иностранных дел Израиля заявил о готовности США расширить масштабы поставок своему ближневосточному партнеру новейших вооружений в связи с кризисом в Персидском заливе.

При активной финансовой и технической помощи Вашингтона Израиль в сравнительно короткие сроки создал развитую военную промышленность, в известной степени добившись уменьшения зависимости от США. Эта отрасль страны развивается опережающими темпами. Национальная военная промышленность объединяет свыше 800 предприятий, на которых занято около 300 тыс. человек, что составляет почти половину всех рабочих. Примерно 60 проц, средств, отпускаемых на научные исследования и разработки, предназначены на милитаристские цели. Из девяти основных видов вооружений в стране производятся восемь.

Наряду с современным вооружением США предоставляют Тель-Авиву технологию его изготовления. Между партнерами заключены десятки лицензионных соглашений. Практически ни одна программа военного производства в Израиле не обходится без затрат со стороны Соединенных Штатов, подчеркивал английский журнал «Мидл ист интернэшнл», В результате неизбежно происходит процесс сращивания военно-промышленных комплексов партнеров, Тель-Авив все теснее привязывается к глобальной политике Вашингтона.

Милитаризованный Израиль стимулирует гонку вооружений не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах мира. В общем объеме его экспорта доля военной продукции, поступающей в 50 стран, превышает 40 проц. Израиль сейчас входит в семерку ведущих торговцев оружием в капиталистическом мире. Возрастанию израильского экспорта вооружений способствует тот факт, что оно рекламируется с пометкой «испытано в боевых условиях». Бизнес на крови арабских народов процветает. Причем оружие нередко направляется тем реакционным режимам, с которыми Вашингтон не считает возможным поддерживать официальные военные отношения из-за протестов общественности. Подстрекаемый Вашингтоном, Израиль играет ведущую роль в поставке вооружений в Латинскую Америку. Среди его клиентов Чили, Боливия, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Коста-Рика,

Огромное значение для Тель-Авива имеет финансовая помощь США. Только по правительственной линии ежегодно она превышает 3 млрд. долларов, из них, как отмечалось, 1,8 млрд. выделяется на военные цели (с 1985 года предоставляется безвозмездно). Сегодня Израиль получает третью часть американской внешнеэкономической помощи (США оказывает ее 32 странам) и четверть военной, а в целом - более половины финансовых средств, отпускаемых Соединенными Штатами всем государствам Ближнего Востока. «Израиль сильно зависит от этой помощи, покрывающей почти весь его импорт и позволяющей ему иметь и пушки и масло», - писал французский журнал «Монд дипломатии» в августе 1989 года.

Наряду с арабо-израильским конфликтом в 80-е годы важным фактором милитаризации региона стала ирано-иракская война. Под ее воздействием существенно изменился баланс мировой торговли оружием. Так, в период 1984-1988 годов на страны Персидского залива приходилось 46 проц. всего объема поставок вооружений на Ближний и Средний Восток или 30 проц. в страны «третьего мира». По данным американского еженедельника "Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт"12, только Иран приобрел оружия более чем на 6 млрд. долларов. Лондонский журнал «Мидл Ист» назвал 17 государств, снабжавших вооружением Иран, и 18 - Ирак. Причем в этом перечне десять стран, которые продавали оружие то Ирану, то Ираку, а то и сразу обоим.

Всесторонняя поддержка Вашингтона в значительной степени определяет экспансионистский, агрессивный характер политики Израиля, способствует милитаризации региона, обостряет в нем обстановку. Однако стремление США и ил «стратегического партнера» установить при опоре на силу господство над Ближним Востоком встречает растущее решительное сопротивление со стороны арабских государств и народов. Одно из убедительных свидетельств этого - длящаяся с декабря 1987 года интифада - мирное мужественное восстание палестинцев на оккупированных Израилем в 1967 году арабских территориях (Западный берег р. Иордан и сектор Газа). Его истоки - в политическом, экономическом и юридическом бесправии населения, находящегося под игом сионистской оккупации. Используя силу оружия, экономические санкции и методы, психологического давления, Тель-Авив пытается превратить оккупированные территории в экономический придаток страны, резервуар дешевой рабочей силы, плацдарм для осуществления новых агрессивных акций против арабских народов и в конечном счете аннексировать эти земли.

Израиль обрушил на восставших палестинцев всю мощь своего репрессивного аппарата, За 30 месяцев восстания на оккупированных территориях погибло 1170 и ранено 74 тыс. палестинцев. Среди погибших 473 ребенка и подростка.

Международное сообщество не раз выражало гневное возмущение практикуемыми Тель-Авивом бесчеловечными методами разбоя и насилия. Только в 1989 году Совет Безопасности ООН выдвинул три резолюции с осуждением Израиля, но их принятие было заблокировано Соединенными Штатами. Всего же США 60 раз применяли право вето в СБ ООН на решения, осуждающие политику Тель-Авива. Неизменная политическая и дипломатическая поддержка со стороны заокеанского партнера - один из важных факторов, потворствующих преступлениям сионистского государства.

Несмотря на террор и насилие, палестинцы проявляют решимость продолжать борьбу за восстановление своих законных прав. Восстание не только высветило неприятие палестинцами оккупации, но и стимулировало ООП сделать крупные шаги в вопросах ближневосточного урегулирования. На сессии Национального совета Палестины (парламент в изгнании) в Алжире (ноябрь 1988 года) она заняла конструктивную и реалистичную позицию, признав право государства Израиль на безопасное существование, изъявив готовность к переговорам с ним в рамках международной конференции, подтвердив отказ от всех форм терроризма, впервые выразив согласие с резолюциями 181 Генеральной Ассамблеи, а также 242 и 338 Совета Безопасности ООН. По сути дела, высший представительный орган палестинского народа объявил о своей приверженности общепризнанным принципам международного общения. Было провозглашено независимое палестинское государство, функции временного правительства которого взяла на себя ООП.

На фоне набирающей силу общемировой тенденции к созданию новой системы международных отношений, которая предусматривает разблокирование региональных конфликтов, Ближний Восток не может остаться в стороне от процесса оздоровления климата на мировой арене. Смягчение общей напряженности, развитие советско-американского диалога способствуют появлению внушающих надежду предпосылок и в ближневосточном регионе.

В целом развитие ситуации на Ближнем Востоке в 1988-1989 годах давало повод для осторожного оптимизма относительно перспектив справедливого урегулирования арабо-израильского конфликта. Надежды на позитивные перемены основывались и на том, что в декабре 1989 года начался диалог между США и ООП. Нормализации обстановки в регионе способствует миротворческий курс Советского Союза. По сути дела, образовался широкий консенсус в пользу международной конференции по Ближнему Востоку, с инициативой проведения которой выступил СССР. В ней должны принять участие все заинтересованные стороны, включая ООП, и пять постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Однако с середины 1990 года произошло очередное обострение обстановки. В июне после трехмесячного правительственного кризиса в Израиле был сформирован новый кабинет министров, который большинство обозревателей охарактеризовали как «правительство войны», представляющее «лагерь непримиримых». В заявлении правительства об основных направлениях его деятельности откровенно говорится, что Израиль отказывается прямым или косвенным образом участвовать в переговорах с Организацией освобождения Палестины, подтверждается статус Иерусалима как единой столицы страны. Правительство возражает против участия арабских жителей Восточного Иерусалима в выборах на оккупированных территориях. Оно будет энергично бороться против палестинского восстания, используя для этого армию и силы безопасности, продолжать заселять оккупированные территории.

Отражением этой политики стала беспрецедентная по своим масштабам вспышка насилия на оккупированных арабских территориях, где стремление израильских властей силой подави

Категория: 1990 | Добавил: pentagonus (05.09.2008) | Автор: Полковник Ю. Седов к.и.н.
Просмотров: 3247 | Рейтинг: 3.0/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
© 1998-2017 | Используются технологии uCoz