Информационно-аналитический иллюстрированный журнал Министерства обороны России
ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ
* * * * *
Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
1970 [0]
1971 [0]
1972 [5]
1973 [3]
1974 [1]
1975 [12]
1976 [1]
1977 [1]
1978 [1]
1979 [0]
1980 [1]
1981 [2]
1982 [1]
1983 [43]
1984 [29]
1985 [4]
1986 [25]
1987 [86]
1988 [0]
1989 [12]
1990 [246]
1991 [4]
1992 [0]
1993 [0]
1994 [0]
1995 [0]
1996 [0]
1997 [0]
1998 [0]
1999 [0]
2000 [0]
2001 [0]
2002 [0]
2003 [0]
2004 [0]
2005 [0]
2006 [0]
2007 [0]
2008 [0]
Общий каталог [12]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


Приветствую Вас, Гость · RSS 20.08.2017, 08:46

Главная » Статьи » Архив по годам » 1990

Региональные конфликты и новое мышление ч2

Региональные конфликты и новое мышление часть 2 (часть 1)

Полковник Ю. Седов, кандидат исторических наук

АЛЬТЕРНАТИВЫ НОВОМУ МЫШЛЕНИЮ НЕТ

В настоящее время становится все более очевидным, что в нынешнем взаимосвязанном мире политический климат планеты в значительной степени определяется ситуацией в "горячих точках". "Колокол каждого регионального конфликта звонит по всем нам", - заявил с трибуны ООН М. С. Горбачев.

Анализируя эту взаимозависимость, авторы доклада, сделанного на одном из влиятельных научно-политических форумов США, справедливо отмечают: "Высокий уровень напряженности, являющейся результатом соперничества сверхдержав в "третьем мире", воздействует на климат, в котором предпринимаются меры по контролю над вооружениями. И наоборот, напряженность, вытекающая из разногласий как в области стратегических, так и обычных вооружений, препятствует усилиям по снижению уровня конфликтности в "третьем мире".

В отличие от Европейского континента, где с середины 70-х годов развивается хельсинкский процесс диалога, переговоров и соглашений, в "третьем мире" пока не сложился механизм по стабилизации международных отношений. При этом если в Европе за послевоенный период не было ни одного вооруженного конфликта и все более практикуются меры военного доверия между противостоящими блоками, то в Азии, Африке и Латинской Америке практически не было ни одного года, когда в тех или иных районах не велись бы боевые действия. Все это придает особую актуальность претворению в жизнь принципов нового политического мышления в "третьем мире", предусматривающих "Приоритетность общечеловеческих ценностей перед интересами государств, классов, идеологий, обеспечение свободы выбора всем странам и народам, деидеологизацию межгосударственных отношений, невозможность обеспечить свою безопасность за счет безопасности других. На первый план выходит "баланс интересов", а не "баланс сил", оборонная достаточность, а не сверхвооруженность.

В целом под воздействием нового политического мышления негативные тенденции в проблемах урегулирования региональных конфликтов начали несколько ослабевать. Мир явно повзрослел в своем подходе к взрывоопасным ситуациям. Заключены женевские соглашения по Афганистану, прекращена ирано-иракская война, достигнута независимость Намибии, ширится поддержка предложений начать диалог между КНДР и Южной Кореей, активно заработал механизм по урегулированию в Камбодже, продолжаются усилия по снижению напряженности в Центральной Америке.

Разумеется, далеко не все узлы напряженности развязаны, позиции противоборствующих сторон нередко далеки друг от друга, сохраняются крупные расхождения по ряду аспектов между Советским Союзом и США, а также другими крупными державами. Тем не менее, что касается практически всех конфликтов, то за последние годы, где больше, а где меньше достигнут прогресс в деле урегулирования. И, несомненно, в этом ощутим вклад СССР. Вывод советских войск из Афганистана - доказательство того, что мы не только понимаем свою ответственность за урегулирование региональных конфликтов, но и действуем ответственно по отношению к мировому сообществу.

В рамках нового мышления особого внимания заслуживает концепция национального примирения как способа снятия или ослабления внутренних причин региональных конфликтов, в основе которых лежит раскол государства и общества на враждующие группировки. Речь идет о стремлении прекратить гражданскую войну путем национального примирения и создания после этого соответствующих коалиционных структур для руководства страной. В качестве отправной точки предусматривается учет общих интересов, проведение диалога между противоборствующими сторонами. Это нелегкий путь, но он уже дает положительные результаты в Никарагуа и Камбодже.
Позитивный импульс реализации этой концепции может дать налаживание сотрудничества между соседними государствами для мирного урегулирования конфликта. В качестве примера можно привести работу Комитета трех по Ливану, созданного Лигой арабских государств, а также совместную деятельность ряда латиноамериканских стран по достижению внутреннего примирения в Никарагуа.

Одним из первых шагов на пути избавления мира от завалов враждебности, подозрительности и недоверия становится деидеологизация межгосударственных отношений. Именно в обстановке переноса идеологических разногласий в межгосударственные отношения причастность Востока и Запада к событиям в "третьем мире", как правило, превращалась в жесткое соперничество двух социально-экономических систем.

Этот принцип имеет особое значение для молодых государств, отличающихся значительной пестротой в идейно-политическом отношении, многие из которых склонны к активному использованию идеологического фактора во внешней политике. Насколько опасны всякого рода нетерпимость, фетишизация идеологических догм, свидетельствует история ирано-иракского конфликта. В его основе лежит комплекс причин, в том числе провокационно-подстрекательская политика империализма, территориальные споры, социально-экономические проблемы обеих сторон, борьба за лидерство в регионе. Одно из главных мест среди "движущих сил" конфликта занимают конфессиональные и национальные факторы. И сейчас, когда предпринимаются интенсивные усилия по его урегулированию, стало очевидным, что разногласия между сторонами не ограничиваются лишь вопросами об отходе армий, разделе р. Шатт-эль-Араб и обмене пленными. За всем этим кроется глубокий антагонизм, связанный с идеологическими проблемами, стереотипы, которые отражают глубоко укоренившиеся недружественные и во многом искаженные представления друг о друге. Без снижения степени религиозной и националистической вражды между Ираном и Ираком, без отказа от идеологизированного подхода к взаимоотношениям невозможно окончательное урегулирование этого самого кровопролитного после второй мировой войны конфликта.

Деидеологизация не означает, что государства и народы должны отказываться от своих убеждений, философии, традиций. Речь идет о том, чтобы никто не навязывал свои ценности и взгляды другим. Идейные установки и социальные цели могут быть несовместимы, но это не должно переноситься на межгосударственные отношения.

Новое политическое мышление по проблемам региональных конфликтов предусматривает активизацию миротворческих усилий Организации Объединенных Наций как механизма решения конфликтных ситуаций. Эта организация - воплощение воли мирового сообщества, объединенных наций, и она может быть влиятельным фактором в международных отношениях в той мере, в которой все государства будут действовать сообща в соответствии с высокими целями Устава ООН. При содействии СССР и США ООН сыграла позитивную роль в проведении афгано-пакистанских переговоров и заключении соглашений в Женеве, в достижении договоренности о прекращении огня между Ираном и Ираком, в стимулировании переговоров по кипрской проблеме.

В разблокировании региональных конфликтов важную роль может сыграть развитие советско-американских отношений, проведение между великими державами соответствующих консультаций. В условиях когда СССР и США демонстрируют высокое чувство ответственности за поддержание всеобщего мира и безопасности, появляется возможность направить позитивный потенциал двусторонних отношений на стабилизацию обстановки в различных регионах. Положительную роль, например, сыграли договоренности между СССР и США по Афганистану, Юго-Западной Африке, Ближнему Востоку, зоне Персидского залива.

Состоявшееся на советско-американских переговорах у берегов Мальты обсуждение проблемы региональных конфликтов проходило в деловом и предметном плане. С обеих сторон была проявлена большая готовность учитывать взаимные интересы, возросшая способность воспринимать аргументацию друг друга. Разумеется, расхождения, и немалые, остаются, но важно, что появляется другой, более деловой, конструктивный подход.

Однако агрессия против Панамы, развязанная через две с половиной недели после встречи на Мальте, поставила вопрос о доверии к миролюбивым заявлениям вашингтонских лидеров. Она находится в явном противоречии с теми позитивными тенденциями, которые сегодня укрепляются в мировой политике, с линией на диалог и политико-дипломатические методы решения сложных вопросов. Она идет вразрез с многосторонними усилиями, направленными на достижение политического урегулирования в Центральной Америке. Бывший директор ЦРУ С. Тэрнер, назвав неубедительными все доводы администрации Буша в оправдание интервенции в Панаме, предостерег: "За последние десять лет мы дважды использовали военную силу в Иране, дважды - в Ливане, 4 раза - в Ливии. Затем была Гренада, и теперь Панама. Хотелось бы знать, что за пристрастие испытывает эта страна к войнам, прибегая к военной силе даже в тот момент, когда на всей планете крепнет мир? Я думаю, что нам еще придется заплатить за вторжение в Панаму!"

Тревожные тенденции в развитии региональных конфликтов, ставшие результатом негативных аспектов политики Вашингтона, отмечаются и в других районах мира. Это и форсирование поставок оружия афганской оппозиции, и военная помощь антиправительственной организации УНИТА в Анголе, и поддержка полпотовцев в Камбодже, и фактически односторонняя ориентация на Израиль в арабо-израильском конфликте, и т. д. Конечно, утверждение нового политического мышления - процесс непростой и нелегкий. Слишком сильны традиции, стереотипы, наслоения прошлого. Мы видим, с каким трудом воспринимают его некоторые деятели на Западе, то и дело срывающиеся к рецидивам силовой политики, попыткам навязать свою волю другим. В политическом активе американских руководителей не только Мальта, но и Панама, агрессия против которой была активно поддержана рядом ближайших союзников Вашингтона.

Нарушение достигнутых договоренностей, ставка на силу и закулисные интриги, саботаж диалога и подрывные действия - все это методы вчерашнего дня в подходах к региональным конфликтам, оказавшиеся и бесперспективными, и опасными. "Третий мир" - не арена для выяснения отношений между Востоком и Западом и ни в коем случае не наш общий противник. Миротворческими усилиями великих держав с участием международных организаций и всего мирового сообщества региональные конфликты необходимо переводить в ненасильственную форму, добиваться снижения их интенсивности, искать компромиссы на базе принципов нового мышления. Именно так может быть сдана в архив истории эпоха конфронтации, преодолены проблемы развивающихся стран, решена задача построения действительно единого и безопасного для всех мира. Только тогда замолчит тревожный колокол, извещающий о том, что где-то льется кровь.

* Если в годы второй мировой войны гражданские лица составляли 50 проц. пострадавших от военных действий, то в ходе американской агрессии против Вьетнама их было уже 70 проц., а во время вторжения Израиля в Ливан (1962) этот показатель возрос до 90 проц.

Зарубежное военное обозрение №3 1990

Категория: 1990 | Добавил: pentagonus (30.08.2008) | Автор: Полковник Ю. Седов
Просмотров: 3003 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 2.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
© 1998-2017 | Используются технологии uCoz