Информационно-аналитический иллюстрированный журнал Министерства обороны России
ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ
* * * * *
Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
1970 [0]
1971 [0]
1972 [5]
1973 [3]
1974 [1]
1975 [12]
1976 [1]
1977 [1]
1978 [1]
1979 [0]
1980 [1]
1981 [2]
1982 [1]
1983 [43]
1984 [29]
1985 [4]
1986 [25]
1987 [86]
1988 [0]
1989 [12]
1990 [246]
1991 [4]
1992 [0]
1993 [0]
1994 [0]
1995 [0]
1996 [0]
1997 [0]
1998 [0]
1999 [0]
2000 [0]
2001 [0]
2002 [0]
2003 [0]
2004 [0]
2005 [0]
2006 [0]
2007 [0]
2008 [0]
Общий каталог [12]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


Приветствую Вас, Гость · RSS 25.07.2017, 07:34

Главная » Статьи » Архив по годам » 1990

Оперативная и боевая подготовка вооружённых сил НАТО в 1989 году

Оперативная и боевая подготовка вооружённых сил НАТО в 1989 году

Генерал-майор Л. Васильченко

Учебно-боевая подготовка составляет основу деятельности вооруженных сил любого государства в мирное время. К армиям НАТО это относится в наибольшей степени, так как их участие в решении хозяйственных задач и обеспечении собственного быта сведено к минимуму.

В государствах Североатлантического союза нет ни строительных, ни железнодорожных войск, поэтому ремонтом казарменного фонда, снабжением воинских частей сельскохозяйственной продукцией, организацией досуга военнослужащих занимаются гражданские учреждения и фирмы. В результате армия, освобожденная от несвойственных ей функций, все усилия направляет на решение главной задачи - учиться тому, что необходимо на войне.

В оперативной и боевой подготовке вооруженных сил НАТО фокусируются принятые в блоке доктринальные и военно-стратегические установки, текущие изменения в военно-политическом курсе конкретных государств, демографическая ситуация, уровень обученности всех категорий военнослужащих, еще ряд политических, социальных, экономических и военных факторов. Таким образом, внимательное изучение всех материалов, связанных с организацией и ходом оперативной и боевой деятельности блока, позволяет лучше понять реальное состояние военного искусства НАТО и главных тенденций в его развитии.

Длительное время основным источником для такого рода исследований являлись только публикации в иностранной военной печати, а также официальные издания национальных военных ведомств и коалиционных органов блока по этим вопросам. Следует отметить, что в ведущих странах НАТО имеется большое количество такого рода материалов. Отчеты о крупных учениях и маневрах, статьи о различных проблемах боевой подготовки войск, обзоры перспектив развития видов вооруженных сил, монографии о состоянии военного искусства в странах Североатлантического союза, многочисленные справочники и другие издания по военно-техническим вопросам наводняют книжный рынок США, Великобритании, ФРГ, Франции и Италии. Один перечень названий американских военных журналов достигает едва ли не сотни.

В последние годы возможности по изучению организации и хода боевой учебы в армиях НАТО существенно расширились. Это явилось результатом позитивных изменений во всей структуре отношений между Востоком и Западом, в основном благодаря укреплению мер доверия в соответствии со стокгольмскими договоренностями 1986 года.

Обмен ежегодными планами по военной деятельности, предварительное уведомление об учениях с числом участников 13 тыс. человек и более, приглашение наблюдателей на оперативные мероприятия, в которых принимает участие более 17 тыс. человек, создали качественно новые условия для ознакомления с учебным процессом в вооруженных силах, как стран НАТО, так и государств-участников Варшавского Договора. Представилась уникальная возможность на официальной основе убедиться, в какой степени военная деятельность сторон и направленность боевой учебы их армий носят угрожающий характер. Разрешенные контакты с различными категориями военнослужащих дали представление о мере их открытости.

Важнейшим моментом, определяющим направленность оперативной и боевой подготовки любой армии, является заложенная в основу военной доктрины государства оценка потенциальной угрозы. Короче говоря, штабы и войска должны учиться воевать против конкретного противника, вооруженные силы которого имеют вполне конкретную организацию, вооружение и действуют согласно вполне определенным уставам и наставлениям.

И по материалам иностранной военной печати, и по данным, представленным наблюдателям на учениях, о которых уведомлялось заранее, совершенно очевидно, что в качестве вероятного противника штабы и войска НАТО рассматривали вооруженные силы государств - участников Варшавского Договора. Так же, как и 40 лет назад, красные стрелы "советской агрессии" перечеркивали карты в штабах блока с востока на запад, подразделения, обозначавшие "противника", использовали образцы советской военной техники, их личный состав носил предметы одежды и знаки отличия армий стран Варшавского Договора, "противник" именовался "красными", "оранжевыми", "розовыми" - цветами, которые традиционно в НАТО закреплены за "восточным блоком". И даже по каскам силуэтов мишеней на стрельбищах безошибочно угадывались советские солдаты.

Так что, несмотря на все призывы разрушить "образ врага", Запад в этом отношении в 1989 году особой инициативы не проявил. Мало что изменилось и в оценке возможных действий "вероятного противника". Военно-политическое руководство и командование НАТО не хотят видеть ни одностороннего сокращения Вооруженных Сил СССР, ни нашей конструктивной позиции на всех переговорах по проблемам международной безопасности, ни новых миролюбивых инициатив социалистических государств. Согласно сценариям всех натовских учений в роли агрессора по-прежнему выступают государства Варшавского Договора.

И это не только дань традиции. Некоторые натовские политики и генералы договорились до того, что начали видеть угрозу для себя и в нашей перестройке. Так, в ряде последних интервью генеральный секретарь НАТО М. Вёрнер (ФРГ) и верховный главнокомандующий ОВС блока в Европе американский генерал Дж. Гэлвин в один голос твердили о возможном нарушении стабильности в Европе в результате перестроечных процессов в социалистических странах. Разумеется, вывод они тоже делали один и тот же: несмотря ни на что, Североатлантический союз должен продолжать модернизацию своих вооруженных сил.

Цель и задачи оперативной и боевой подготовки войск непосредственно связаны с доктринальными установками, с принятыми в государстве или коалиции взглядами на возможный характер вероятных войн и способы их ведения.

В целом, судя по опыту оперативных мероприятий, проведенных в НАТО в 1989 году, эти проблемы прорабатывались в рамках коалиционной военной стратегии "гибкого реагирования" и сопутствующих ей оперативно-стратегических концепций "передовой обороны" и "глубоких ударов" (то есть "борьба со вторыми эшелонами" и "воздушно-наземная операция"). Их основные принципы сводятся к следующему:

- гибкость - способность вести против стран Варшавского Договора войну любыми средствами и любого масштаба от ограниченной обычной до всеобщей ядерной;
- поэтапность - наличие большого набора средств вооруженной борьбы и способов их применения, что должно обеспечить любой вариант возможной эскалации войны в зависимости от действий противника;
- внезапность - готовность начать войну в составе войск мирного времени и действовать в условиях любой обстановки не по стандарту и нешаблонными методами, исключающими всякое прогнозирование со стороны противника;
- решительность - нацеленность с самого начала войны на полный разгром противника, что предопределяет требования к захвату и постоянному удержанию инициативы в своих руках;
- применение ядерного оружия первыми - основополагающий принцип современной стратегии НАТО, составляющий суть "ядерного устрашения";
- одновременность поражения - сочетание мощного удара передовыми войсками с огневым поражением противостоящей группировки на всю глубину ее оперативно-стратегического построения (наибольшие возможности по реализации этого принципа могут быть достигнуты при массовом оснащении войск высокоточным оружием);
- наступательность - активное применение сил и средств в любой обстановке, предполагающее преимущество в нанесении ударов по противнику даже в стратегической обороне.

Как уже отмечалось, эти принципы и динамика их развития (усиливающийся упор на достижение успеха в войне только обычными средствами, возможность ведения мировой обычной войны, повышение наступательности) проявлялись и ранее. Примечательным является то, что в 1989 году, когда международная ситуация ускоренными темпами изменялась в сторону ее дальнейшего смягчения, блок НАТО в ходе боевой учебы своих войск ни на йоту не отступил от перечисленных выше принципов. Более того, в ряде теоретических статей атлантические стратеги настаивали, на повышении роли ядерного компонента боевой мощи блока. В качестве довода приводилось возможное сокращение обычных вооруженных сил стран в результате успешного завершения переговоров в Вене.

Организационные принципы оперативной и боевой деятельности НАТО в 1989 году также не претерпели существенных изменений. В основе подхода к соотношению национального и коалиционного в боевой учебе армий блока лежат соображения стандартизации, экономической целесообразности, а в некоторых случаях - и национальных особенностей. Безусловно, начальная подготовка рядового и унтер-офицерского состава и первичное обучение офицеров осуществляются по национальным планам. В сфере национальной ответственности лежит и боевая подготовка до уровня дивизии и армейского корпуса. Что же касается подготовки штабов и руководящего состава оперативно-стратегического звена, то это целиком относится к компетенции коалиционных органов.

На коалиционную основу поставлена подготовка специалистов для эксплуатации совместно выпускаемой военной продукции - самолетов "Торнадо", F-16, некоторых артиллерийских и зенитных ракетных систем. Военный колледж НАТО в Риме готовит военных и гражданских руководителей среднего и высшего звена для штабов и учреждений блока, школа штаба ОВС НАТО в Европе в Обер-Аммергау (ФРГ) - командный состав частей и подразделений. Кроме того, существует целая сеть курсов при военно-учебных заведениях, в которых проходят совместную подготовку офицеры родов войск, специальных войск и служб.

Сложившаяся в сфере военного обучения кооперация между странами НАТО позволяет рационально использовать средства и обеспечивает подготовку специалистов во всех сферах военного дела для государств - участников блока. Наиболее характерно это при подготовке специалистов ВВС, и прежде всего летного состава. Большинство стран Североатлантического союза способно лишь обеспечить первоначальное обучение своих летчиков. Основной же курс они проходят в Соединенных Штатах, располагающих учебной базой для подготовки боевых летчиков практически для всех своих союзников.

Важнейшим требованием при подготовке военнослужащих различных категорий является стандартизация. Она достигается путем согласования в рамках блока учебных программ, разработки единых учебных пособий и даже издания общеблоковых уставов. Командование НАТО стремится, чтобы страны-участницы обязательно организовывали совместную боевую подготовку частей и подразделений. Выдвинуто требование, чтобы в любом бригадном учении участвовала хотя бы рота другой национальной принадлежности.

В 1989 году особенно заметным стало расширение франко-западногерманского сотрудничества в сфере боевой подготовки войск. Причем впервые за многие годы отмечено участие западногерманских частей в учениях на французской территории. Активизировалось также участие испанской армии в учениях НАТО. Это относится прежде всего к силам флота Испании в Иберийской Атлантике и в Средиземноморье.

Другим важным организационным принципом учебно-боевой деятельности армий НАТО является широкое использование в обучении штабов, войск и отдельных военнослужащих различного рода тренажеров. Особенно заметна их роль при подготовке летчиков, танкистов, операторов ПТУР, ЗУР и других специалистов по эксплуатации сложной и дорогостоящей техники. Основное требование к таким тренажерам - обеспечить приобретение специалистом устойчивого навыка управления боевым оружием. По свидетельству экспертов, после перерыва в полетах американский летчик может полностью восстановить навыки в пилотировании, готовясь только на тренажере. Согласно оценке западногерманских специалистов, применение тренажеров в масштабе бундесвера при обучении военнослужащих стрельбе из личного и группового оружия может дать годовую экономию 200 млн. марок.

В последние годы тренажеры на компьютерной базе активно проникают в наиболее сложную сферу - в область оперативно-тактической подготовки. Имеется возможность моделировать любую обстановку на поле боя, вводить решение обучаемого по этой обстановке и наглядно видеть результаты претворения его в жизнь.

Объединение обучающих компьютеров в сеть и использование ими единой базы данных позволяет проводить компьютерные командно-штабные военные игры любого масштаба. Эти мероприятия не только высокоэффективны, но и чрезвычайно экономичны. Благодаря компьютеризации, считают военные специалисты НАТО, бундесвер, например, сможет в 2 раза сократить количество бригадных, дивизионных и корпусных учений.

Предполагается, что в перспективе компьютерное учение станет основным средством подготовки командиров и штабов во всех звеньях от бригады и выше. Главной же формой боевой подготовки войск будут считаться батальонные учения.

В этом отношении 1989 год можно считать переломным, так как в ноябре впервые в практике объединенных вооруженных сил НАТО была проведена компьютерная стратегическая командно-штабная военная игра "Эйс-89".

Что касается построения учебного года в системе оперативной и боевой подготовки, то в 1989 году сохранялась принятая в блоке схема учений: в зимне-весенний период - в основном командно-штабные (КШУ) в высшем звене управления и тактические батальонного и бригадного уровней, а в летне-осенний период - оперативно-тактические в звене "армейский корпус" и выше.

Основным мероприятием оперативной подготовки ОВС НАТО в первом полугодии явилось стратегическое КШУ "Винтекс-Симекс-89". Известно, что эти крупнейшие мероприятия учебно-боевой деятельности проводятся раз в два года и охватывают практически все военные и гражданские органы управления Североатлантического союза и государств-участников от штаба дивизии до военного комитета НАТО и от межнациональных органов до министерств и других правительственных ведомств, а также государственные и частные компании, занятые в сфере военного производства и обеспечения вооруженных сил.

В марте 1989 года на КШУ "Винтекс-Симекс-89" был разыгран очередной вариант подготовки и развязывания войны против стран Варшавского Договора. Как обычно, основным содержанием учения являлась отработка в высшем звене процедурных вопросов. Постоянный комитет НАТО на своих заседаниях рассматривал поступавшие вводные по обстановке, принимал и оформлял соответствующие решения и доводил их до исполнителей. В деталях прорабатывался механизм консультаций до введения в действие системы тревог НАТО, перед началом военных действий и переходом к применению ядерного оружия. И не всегда такие обсуждения протекали гладко.

Как отмечала английская газета "Тайме", при обсуждении вопроса о целях для поражения ядерным оружием представители ФРГ и Турции "воспротивились даже теоретической возможности ядерной бомбардировки территории своих стран". Это произошло после того, как верховный главнокомандующий НАТО в Европе американский генерал Дж. Гэлвин, оценив "сложившуюся обстановку", потребовал согласия высшего военно-политического органа коалиции на 25 ядерных ударов, из которых два "наносились" по войскам "оранжевых", вклинившихся в глубь территории ФРГ, и два - Турции.

Традиционно основные учения с реальным участием войск проводились осенью в рамках маневров НАТО "Отем фордж-89"*. Следует подчеркнуть, что в течение последних лет командование в осенний период искусственно создает опасную ситуацию, когда одновременно в ходе учений приводятся в наивысшую готовность крупные группировки войск и сил флотов. На провокационный характер таких мероприятий неоднократно указывало военно-политическое руководство государств - участников Варшавского Договора. Однако Североатлантический союз проблемы подготовки своих вооруженных сил по-прежнему ставит выше интересов международной безопасности.

Правда, в 1989 году некоторые страны блока пошли на вынужденные меры, чтобы несколько снизить учебно-боевую деятельность в своих армиях. В частности, это относится к решению правительства ФРГ ограничить количество полетов боевой авиации НАТО на малых высотах над западногерманской территорией. Однако это решение было принято под давлением общественности ФРГ, обеспокоенной возросшим количеством авиационных катастроф над густонаселенными районами страны. Первоначально обнадеживало и решение американского руководства, отказавшегося проводить осенью 1989 года очередное учение серии "Рефорджер" по переброске американских войск усиления в ФРГ. Но перенесенное на январь 1990 года, оно по своим масштабам незначительно уступает аналогичным мероприятиям, проводившимся ранее. Об этом свидетельствуют хотя бы такие цифры: общее количество участников - более 50 тыс. человек, из них около 10 тыс. перебрасывалось через Атлантику по воздуху и морем; расходы на проведение только сухопутной части учения - 85 млн. долларов.

Особо следует сказать о характере авиационных и морских учений НАТО. По опыту оперативной и боевой подготовки вооруженных сил блока, именно на авиацию и флот возлагаются главные задачи при нанесении ударов по группировкам войск и сил Варшавского Договора. Располагая большими возможностями по быстрому перебазированию тактической авиации в Европе, а авианосных и ракетных ударных сил на Атлантике, Североатлантический союз под видом учений способен скрытно подготовить и внезапно провести массированный авиационно-ракетный удар по войскам и объектам на всю глубину территорий восточноевропейских стран социалистического содружества и европейской части СССР.

Для примера можно назвать проведенные в сентябре 1989 года учения объединенных ВВС НАТО в Европе "Коулд файер-89" и ОВС блока ни Атлантике "Шарп спиер-89". Всего в этих двух крупномасштабных мероприятиях участвовало около 1500 боевых самолетов тактической и авианосной авиации и около 300 боевых кораблей, включая авианосцы, линкоры и ракетные крейсера всех стран Североатлантического союза. Примечательно, что в 1989 году активнее, чем когда-либо, участвовали в авиационных учениях НАТО стратегические бомбардировщики США. Действуя с аэродромов в Великобритании, Испании и Турции, самолеты В-52 с обычным оружием на борту наносили удары по объектам в оперативно-стратегической глубине "противника" и осуществляли минные постановки на море. Согласно оценке американских специалистов, бомбовая нагрузка стратегического бомбардировщика, совершающего полет переменного профиля на малой высоте без дозаправки на дальность до 1800 км, может достигать 15 т.

На проходящих сейчас в Вене переговорах, на которых рассматривается набор новых мер по укреплению доверия, государства блока решительно отвергают все попытки нейтральных и социалистических стран распространить эти меры на деятельность ВВС и ВМС. Они пытаются доказать, что наибольшую угрозу безопасности могут представить наземные войска, располагающие якобы большей маневренностью, чем авиация и флот. Подоплека такого подхода очевидна: НАТО стремится держать под контролем деятельность сухопутных войск Варшавского Договора, оставляя вне рамок международных договоров наиболее мощные компоненты своих вооруженных сил.

Характеризуя учебно-боевую деятельность армий стран-участниц, нельзя не затронуть вопроса об одиночной подготовке военнослужащих этих стран. Здесь имеются существенные отличия, вытекающие из систем комплектования вооруженных сил.

Нужно иметь в виду, что из 16 государств Североатлантического союза одно (Исландия) не имеет вооруженных сил, в четырех (США, Канада, Великобритания и Люксембург) добровольная система их комплектования, а в остальных 11 призыв в армию осуществляется на основании закона о всеобщей воинской повинности.

Первоначальная военная подготовка английского добровольца осуществляется в учебном центре и длится более семи месяцев. Английский унтер-офицер готовится также в учебном центре, но на это затрачивается в 2 раза больше времени - 14 месяцев. При этом минимальный срок, на который может быть заключен контракт в английской армии, три года.

При сравнительно небольших сроках действительной службы, которые колеблются в армиях европейских стран НАТО (кроме Великобритании и Люксембурга) в пределах от восьми месяцев (Бельгия) до двух лет (Греция), первоначальная военная подготовка рядовых сухопутных войск проводится в течение полутора-трех месяцев, как правило, в учебных центрах. Унтер-офицеры и специалисты во всех этих армиях служат по контракту, и срок их подготовки в специальных школах (центрах) составляет от полугода до двух лет.

Основная военная подготовка осуществляется в подразделениях по месту службы военнослужащих. Учитывая небольшие сроки службы и сложность современных военных специальностей, учебный процесс в армиях НАТО жестко регламентирован. Так, в бундесвере установлена 46-часовая рабочая неделя, два выходных дня и обязательный месячный отпуск в течение действительной службы, которая длится 15 месяцев. За сверхурочную работу и службу в выходные дни для всех категорий военнослужащих положена денежная компенсация.

Интенсивность службы обеспечивается рациональным расходованием времени в ходе учебного процесса, достаточной учебно-методической базой, большим удельным весом практических занятий и тренировок. Во французской армии существуют следующие нормативы: подразделение сухопутных войск в течение года должно провести на полевых занятиях 100 сут, в том числе 50 с боевой техникой; средняя продолжительность пребывания корабля в море не менее 100 сут в год; годовой налет летчика боевой авиации 180 ч. Причем эти нормативы не самые жесткие: в американских ВВС норма годового налета для летчика 240 ч.

Особо следует остановиться на подготовке резервистов в странах НАТО. Заметное возрастание интереса к этой проблеме на Западе объясняется сложной демографической ситуацией, когда с сокращением численности призывного контингента поддержание мобилизационных возможностей страны ставится в зависимость от подготовленности резервных компонентов. Кроме того, в связи с постановкой вопроса о возможности ведения мировой войны с применением обычных средств поражения вновь возникает требование о готовности к развертыванию многомиллионных армий, постоянно "подпитываемых" стратегическими резервами.

Различие между странами НАТО в подготовке резервистов вытекает из принятых в них систем комплектования вооруженных сил.

Так, в США и Великобритании корпус резервистов в принципе формируется из уволенных со службы военнослужащих и личного состава организованного резерва: в США - это национальная гвардия и резерв, в Великобритании - территориальная армия.

В других европейских странах НАТО пополнение резерва происходит главным образом за счет увольняемых с действительной службы военнослужащих. Срок пребывания в резерве для различных их категорий ограничивается возрастом от 40 до 60 лет. Продолжительность и периодичность подготовки резервистов неодинаковы. В ФРГ, например, с 1989 года установлен обязательный призыв резервистов раз в два года на 12-суточные сборы (учения); в Турции каждый резервист должен пройти двухнедельную подготовку один раз в пять лет.

Обзор событий оперативной и боевой деятельности НАТО в 1989 году будет неполным, если хотя бы вкратце не остановиться на уведомляемой военной деятельности государств блока. Первоначально планировалось десять таких мероприятий, однако в течение года США перенесли одно учение на 1990 год, а Италия снизила численность участников на другом учении ниже порога, требующего предварительного уведомления. Таким образом, в категории уведомляемых оказалось восемь мероприятий, а на шесть из них приглашались наблюдатели из всех стран-участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Всего в уведомленных учениях участвовало свыше 200 тыс. военнослужащих стран блока, или около 7 проц. всего состава войск Североатлантического союза в Европе. Если же принять во внимание, что в странах НАТО ежегодно проводятся 800-1000 мероприятий по оперативной и боевой подготовке в звене от бригады и выше, то, конечно, количество уведомленных учений на этом фоне выглядит более чем скромным.

И в то же время нельзя не отметить позитивный характер заключенного в 1986 году соглашения по укреплению мер доверия между государствами-участниками СБСЕ.

Во-первых, военная деятельность обоих союзов стала более прогнозируема, что, безусловно, снизило взаимную подозрительность относительно ее характера.

Во-вторых, появилась возможность осуществлять контроль в форме инспекции в любых случаях, когда возникает сомнение относительно соблюдения какой-либо из сторон взятых на себя обязательств по укреплению мер доверия.

В-третьих, весьма полезными оказались любые контакты между военнослужащими обеих коалиций в ходе наблюдения за учениями и во время инспекций. Такие контакты стали важным фактором укрепления доверия между народами, важнейшим результатом нового мышления в международных отношениях.

В 1989 году страны НАТО довольно активно пользовались своим правом на инспектирование военной деятельности на территории стран социалистического содружества. Ими было проведено девять инспекций, из них: США - две, ФРГ - две, Италия - две, Великобритания, Канада и Франция - по одной.

В целом в течение прошедшего года оперативная и боевая деятельность НАТО строилась на основе принятых в блоке доктринальных установок и в соответствии со сложившимися организационными принципами. По оценке зарубежных специалистов, в наступившем 1990 году существенные изменения ни в направленности, ни в структуре боевой подготовки армий НАТО не планируются.

Зарубежное военное обозрение №1 1990

Категория: 1990 | Добавил: pentagonus (25.06.2008) | Автор: Генерал-майор Л. Васильченко
Просмотров: 2481 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
© 1998-2017 | Используются технологии uCoz