Информационно-аналитический иллюстрированный журнал Министерства обороны России
ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ
* * * * *
Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
1970 [0]
1971 [0]
1972 [5]
1973 [3]
1974 [1]
1975 [12]
1976 [1]
1977 [1]
1978 [1]
1979 [0]
1980 [1]
1981 [2]
1982 [1]
1983 [43]
1984 [29]
1985 [4]
1986 [25]
1987 [86]
1988 [0]
1989 [12]
1990 [246]
1991 [4]
1992 [0]
1993 [0]
1994 [0]
1995 [0]
1996 [0]
1997 [0]
1998 [0]
1999 [0]
2000 [0]
2001 [0]
2002 [0]
2003 [0]
2004 [0]
2005 [0]
2006 [0]
2007 [0]
2008 [0]
Общий каталог [12]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта


Приветствую Вас, Гость · RSS 21.09.2017, 08:14

Главная » Статьи » Архив по годам » 1984

Направленность психологической подготовки японских военнослужащих

Направленность психологической подготовки японских военнослужащих

Майор В. Крысько. к.п.н

В агрессивных планах международного империализма немаловажная роль отводится Японии. Администрация США предпринимает все новые усилия, чтобы возродить японский милитаризм и подключить его к военно-политической машине блока НАТО. Для этого стараются заставить людей забыть уроки прошлого. "В Вашингтоне не скрывают намерений превратить Японию в свой "непотопляемый авианосец", - подчеркивал товарищ К. У. Черненко, - Это - опасная игра. Ведь японский милитаризм уже не раз обнаруживал свое экспансионистское, колонизаторское нутро, не раз развязывал войну. Между тем из Токио вновь звучат реваншистские ноты, выдвигаются- территориальные претензии". При активном участии Пентагона управлением национальной обороны разрабатывается программа дальнейшего наращивания мощи японских вооруженных сил на 1986-1990 годы.

В "Белой книге по вопросам обороны", изданной японским правительством в августе 1983 года, указывается, что "усиление военной мощи Японии будет способствовать обеспечению не только ее собственной безопасности, но и безопасности всех западных государств". Хотя милитаризация страны камуфлируется лозунгом "обеспечения безопасности", фактически же речь идет о расширении участия Токио в системе агрессивных приготовлений империализма, направленных против стран социализма и национально-освободительного движения.

Стремление США превратить Японию в активного соучастника реализации глобальных империалистических замыслов обусловило большое внимание иностранных военных специалистов к изучению этого государства и его вооруженных сил. Особый интерес у них вызывает направленность психологической подготовки японских военнослужащих, так как считается, что она существенно влияет на уровень боевой готовности соединений и частей и их способность вести активные действия в условиях современной войны.

Японцы известны как трудолюбивые, инициативные и упорные в достижении поставленных целей люди. В их психологии получили развитие и такие важные черты, как сообразительность, самодисциплинированность, высокое чувство ответственности, стойкость к трудностям жизни. В зарубежной печати подчеркивается, что во время прошлых войн японцы проявили себя фанатичными воинами, обладающими хитростью, коварством, настойчивостью в ведении боевых действий, традиционно высокой подготовленностью в военном отношении.

В настоящее время правящие круги Японии стараются трансформировать эти морально-психологические качества своего народа, придав им определенную классовую направленность. Управление национальной обороны (УНО) делает все возможное, чтобы такие предусмотренные "моральным кодексом" японских военнослужащих требования, как инициативность, дисциплинированность и ответственность, поставить на службу формированию высокомерного отношения к другим народам, агрессивного боевого духа. На этом сосредоточены основные усилия всей системы морально-политической и психологической обработки солдат и офицеров, характер которой определяют политика и практика господствующих классов современного японского общества, милитаристские традиции страны. По оценке зарубежных специалистов, правящие круги сознательно превращают "силы самообороны" в стянутый крепкими узами бесправия, насилия и круговой поруки механизм.

Иностранная печать отмечает, что с этой целью в военное время внутри каждого взвода могут выделяться "группы выживания" в составе семи - десяти психологически схожих людей на случай возможной изоляции от своих войск в ходе боевых действий. Предполагается, что члены таких групп не позволят друг другу проявить трусость и малодушие, придут, если потребуется, "на выручку". В повседневной войсковой практике в отделениях создаются нештатные "ячейки совместной жизни" в составе двух-трех солдат. Каждый из них должен оказывать другому помощь в овладении воинской специальностью, выполнении своих профессиональных обязанностей. Предусматривается также совместное проведение свободного времени.

Руководство УНО считает, что организация подобных групп и ячеек должна усиливать "сплоченность", способствовать "повышению эффективности" повседневной и боевой деятельности военнослужащих, всестороннему контролю за настроениями в армии, насаждению в ней угодных господствующим классам порядков. "Внутри группы существуют помощь и взаимовыручка, - пишет профессор социологии Исикава Хироёси, - но они имеют одну цель - управлять поведением каждого человека в определенном направлении. Поэтому он обязан соглашаться с мнением членов своей группы".

На выработку нужных командованию стереотипов во взглядах солдат и офицеров направлена и вся организация повседневной жизни японских военнослужащих, которая протекает довольно напряженно и сопровождается постоянным морально-психологическим воздействием. Альфа и омега такого воздействия - изоляция военнослужащего от малейшего влияния прогрессивных идей и превращение его в послушное орудие в руках командования.

С первых же дней службы новобранца заставляют полностью отказаться от своего прошлого жизненного опыта. Все способы выражения собственного "я", встречающиеся в обычной жизни, в казарме полностью воспрещаются. Здесь, по сути дела, другой язык. Боязнь ошибиться даже в произношении слов армейского жаргона вызывает прямо-таки панический страх у новобранцев, так как ошибка означает немедленное наказание.

Для насилия над личностью военнослужащего используются самые изощренные средства. Делясь своими впечатлениями о методике их применения, один высокопоставленный офицер японских "сил самообороны" цинично заявил иностранному корреспонденту; "Мы считаем, что главная цель угрозы, грубости, а потом и наказания - заставить понять солдата, чего мы от него хотим, и таким образом вдолбить в его сознание, что абсолютное послушание есть основа армейской жизни, в которой ни критика, ни протесты подчиненным не дозволены. Нам же можно все". В результате страх неизбежности наказаний глубоко входит в сознание каждого молодого солдата, который отказывается от прежних мыслей и убеждений, полностью осознает, что оказался в условиях, когда он связан незримыми путами по рукам и ногам. "Год жизни в казарме искореняет человечность из любого новобранца", - отмечает социолог К. Цзуруми.

Похожую картину можно наблюдать и в офицерской среде. Здесь люди связаны традицией подобострастного чинопочитания, являются объектом множества уставных придирок со стороны старших начальников, которые они обязаны переносить беспрекословно. Считается, что японского офицера должно интересовать не мнение кого-то из сослуживцев о его деятельности, а точка зрения непосредственного командира. Порядки и правила, устанавливаемые последними, часто не соответствуют общеармейским стандартам, но каждому необходимо соблюдать их; будь то отношение офицеров к службе или обращение с личным составом, а тэм более взаимоотношения со старшими по должности и званию.
Кроме того, есть еще одна традиция, нашедшая отражение в психологической подготовке японских военнослужащих. Как солдат, так и офицер постоянно должны придерживаться сложившейся во взводе, роте, батальоне точки зрения по тому или иному вопросу. Они ни 8 коем случае не могут подвергать ее сомнению и тем более поступать вразрез с ней, так как это считается абсолютно недопустимым. "Психология самостоятельного мышления, самостоятельных действий, - пишет профессор Токийского университета Мияги Отоя, - здесь отсутствует".

К специфическим чертам группового поведения в японских вооруженных силах буржуазные исследователи относят "склонность к организованным и коллективистским действиям", "высокую воинскую дисциплину", "крепкую сплоченность", "способность противостоять нажиму противника". Таким образом они хотят представить морально-боевые качества японских военнослужащих в лучшем свете. Однако сами же буржуазные психологи отмечают, что перечисленные "сильные" качества солдат и офицеров являются результатом прежде всего давления сверху и боязни наказаний. Поэтому многие иностранные специалисты говорят о конформизме поведения (приспособленчестве, пассивном принятии существующего порядка вещей) в группах японских военнослужащих, а не об их сознательной сплоченности и коллективистских действиях.

Конформизм является следствием того, что эксплуататорские классы страны, ее правящие круги, служители религиозного культа используют в своих целях традиционно существующее в Японии беспрекословное повиновение в семье, общественных организациях, государстве в целом. Это качество основано на принудительном подчинении и насилии над личностью. Такие же отношения, только в еще более грубой форме, переносятся и на армию, подкрепляются, как уже отмечалось, системой наказаний и элементами идеологического и морально-психологического оболванивания.

Распространенные в стране и армии дух послушания, строгая регламентация прав, обязанностей и норм поведения военнослужащих, по оценке иностранных социологов, проявляются в таких чертах, как подобострастное подчинение авторитетам, жестокость по отношению к слабому, равнодушие к чужим страданиям. В результате дисциплина в японской армии - это дисциплина фатализма и морального террора.

Анализируя опыт прошлых войн, японский историк Араки Хироюки отмечает, что "японцы следуют приказам до буквы, до запятой". Но сегодня нельзя забывать о том, что бездумное исполнение приказов в условиях капиталистического строя Японии превращает военнослужащих в бездушных проводников планов, вынашиваемых реакционными силами. Необходимо помнить, что жестокость, насилие, зверства для японской солдатни были обычными явлениями. Она не знала в этом смысле никаких ограничений. Подсчитано, что во время японо-китайской войны (1937 - 1945) японцы убили и ранили свыше 10 млн. китайцев. В свое время они безжалостно расстреливали восставших корейцев, измывались над пленными разных стран, в том числе и Соединенных Штатов. В последние годы достоянием гласности стали факты варварских опытов японских специалистов в годы второй мировой войны при работе над созданием бактериологического и химического оружия, когда "исследовательским материалом" служили живые люди - представители разных стран, попавшие в плен.

На формирование морально-психологического облика японских военнослужащих большое воздействие оказывает религия, Синто - религия, основывающаяся на мифе о "божественном" происхождении японцев, - всегда служила основой для воспитания у солдат и офицеров чувства превосходства над другими народами, использовалась как козырь для поощрения экспансионизма и колониального разбоя во имя утверждения "нового порядка" в Азии. Из буддизма взято учение о самосовершенствовании личности как способе избавления от земных бед, широко применявшееся для введения японских военнослужащих в заблуждение относительно страданий, которые они испытывают на поле боя.

Иностранные военные ученые нередко абсолютизируют некоторые сильные боевые качества японских военнослужащих. Как подчеркивает зарубежная печать, для этого существуют прежде всего политические причины. Во-первых, в условиях нынешней недостаточно широкой популярности армейской службы ее престиж пытаются поднять ссылками на идеалы, которые якобы существовали в прошлом. Пропаганда представляет в лучшем свете морально-боевые качества личного состава вооруженных сил Японии - преданность руководству, мнимые несокрушимость морального духа, героизм, мужество. Буржуазная военная наука стремится создать искаженную картину боеспособности и морального облика японских солдат и офицеров, обращая внимание лишь на сильные стороны, намеренно забывая о слабых. В результате рождается образ этакого дальневосточного ландскнехта, стоящего на страже империалистических интересов на Дальнем Востоке. Во-вторых, абсолютизация боевых качеств и боеготовности японских "сил самообороны" нужна для того, чтобы еще больше втянуть население в гонку вооружений, военную истерию, поощрить его на укрепление и развитие сохранившихся милитаристских традиций.

Стремясь повысить боеспособность личного состава, командование японских вооруженных сил уделяет большое внимание формированию у него исключительной психологической стойкости к лишениям, неудобствам походной и боевой жизни, различного рода невзгодам. Так, согласно сообщениям иностранной печати, в Японии каждая часть обязана в зимнее время в течение одной-двух недель совершать длительные переходы (с тактическими учениями) в гористой и горно-пустынной местности, находясь на очень ограниченном рационе. Цель одна - выработка у солдат устойчивости к холоду и трудностям. Такие же учения проводятся и летом, с той лишь разницей, что изнурительные занятия проходят под палящим солнцем. Как отмечается в зарубежной печати, это отражает экспансионистскую направленность подготовки японских вооруженных сил для действий в районах, находящихся как севернее Японии, так и южнее.

Правящие круги Японии учитывают изменения, происшедшие в стране за послевоенные годы, боятся возрастающей сознательности и политической активности народа. Среди военнослужащих - выходцев из трудящихся слоев активно ведется работа по размыванию у них чувства классового самосознания. Лица с передовыми взглядами немедленно удаляются из рядов вооруженных сил. В то же время официальная пропаганда стремится внедрить в сознание масс буржуазный тезис о надклассовом характере .японской армии, якобы играющей роль "защитника" интересов всей нации.

Для того чтобы предотвратить проникновение в казармы прогрессивной идеологии, а следовательно, создать условия для формирования у японских военнослужащих нужных руководству стереотипов, большое внимание уделяется набору в армию. В настоящее время "силы самообороны" комплектуются на основе добровольного найма. Обеспечению требуемого "качества человеческого материала" в ходе набора способствуют большая численность населения и избыток трудоспособной рабочей силы. Одной из наиболее "ценных" характеристик призывников считается наличие у них чувства "национальной исключительности". Исследования, проводимые в последние годы среди молодого поколения страны, свидетельствуют, что это чувство, ослабленное поражением Японии во второй мировой войне, теперь постоянно растет. Проведенные в 1983 году опросы показали, что 47 проц. высказавшихся называют свою страну "первым государством мира", в 65 проц. выражают мнение, что "японцы по сравнению с другими народами обладают рядом выдающихся качеств".

Поэтому призывные комиссии свою основную задачу видят в том, чтобы выбрать и привлечь на военную службу шовинистически настроенных молодых людей. Благоприятные условия для этого создает широкое распространение в Японии различных детских и юношеских организаций, цель которых состоит в установлении контроля над настроениями среди молодежи, формировании в ее среде нужных правительству мнений, информировании соответствующих инстанций о существующем там морально-психологическом климате. Согласно публикуемым в западной печати сведениям, руководство УНО при отборе новобранцев стремится привлекать а армию прежде всего тех представителей молодежи, которые заражены духом расовой исключительности и высокомерного отношения к другим народам, полностью поддерживают милитаристский реваншистский курс правительства. По оценке зарубежных специалистов, у таких военнослужащих удается в очень короткий срок еще сильнее развить шовинистические и человеконенавистнические установки.

В последнее время правящие круги Японии особенно упорно раздувают военную истерию, распространяют лживые слухи об "угрозе с севера", усиливают антисоветскую и антикоммунистическую кампанию.

Антисоветизм является стержнем всей системы идейно-психологической обработки и боевой подготовки личного состава "сил самообороны". Именно на его основе в сознании японских военнослужащих пытаются взрастить чувство национальной исключительности, превосходства над другими странами, ненависти к народам социалистических государств. Это заставляет миролюбивое человечество с большим вниманием следить за политикой Японии и требует от советских воинов проявления высочайшей бдительности в отношении происков врагов мира и прогресса.

Зарубежное военное обозрение №8 2004

Категория: 1984 | Добавил: target (04.06.2008) | Автор: Майор В. Крысько. к.п.н
Просмотров: 1852 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Простите,о какой антикоммунистической кампании в 2004 г идет речь?!Это,мягко говоря,архаистично!

Имя *:
Email *:
Код *:
© 1998-2017 | Используются технологии uCoz